Афганистан: ни советизации, ни демократизации. Ничего

Афганистан: ни советизации, ни демократизации. Ничего

США уходят из Афганистана после 20 лет оккупации. Как и Советский Союз в свое время, они хотели как лучше. И провалились – вслед за СССР и Великобританией.

За 20 лет оккупации Афганистана США потратили на этот «проект» около 2 триллионов долларов. В сети уже шутят, что на эти деньги можно было построить каждому афганцу по приличному дому, купить машину и козу, а всех талибов послать учиться в Гарвард.

Разумеется, часть этих денег пошла на сами американские войска, которых через Афганистан в общей сложности прошло в порядке ротации более 800 тысяч. Однако не менее 140 млрд долларов было инвестировано в разные программы в самом Афганистане — от образовательных до подготовки сил правопорядка и армии, от строительства всевозможных объектов инфраструктуры до поддержки НКО и прочей «демократии». И вот теперь выясняется, что все это пошло ишаку под хвост. Страна стремительно возвращается (ну, или вот-вот вернется) под власть средневековых религиозных мракобесов. «Переобученные» десять раз армия и полиция разбегутся, «демократические институты» рухнут/растают без следа, как будто их и не было. Те, кто ходил в школу — особенно женщины — забудут, чему их учили, еще до того, как их начнут массово избивать палками. А ведь как все бодро начиналось.

Изначально целью вторжения в Афганистан после 11 сентября 2001 года было проведение антитеррористической операции. В самом начале операции, затянувшейся на 20 лет, тогдашний президент США Буш заявлял, что Америка не собирается втягиваться в «так называемое строительств нации» (nation-building лучше даже перевести как госстроительство), предпочитая перепасовать это благородное дело ООН. Впрочем, про ООН мы знаем, что ее часто вспоминают как блюстителя так называемого международного права, однако еще чаще ее вспоминают в связи с ее полной беспомощностью.

Антитеррористическая часть операции США была в целом завершена примерно за полгода. Выждав еще какое-то время «для верности», тогдашний глава Пентагона Дональд Рамсфельд заявил в Кабуле 1 мая 2003 года, что «боевая часть операции полностью и успешно завершена». Однако через четыре года численность американских войск в Афганистане выросла до 50 тысяч против первоначальных 20 тысяч.

Как и СССР в свое время, они быстро одержали военную победу, взяв, как им казалось, полный контроль над страной. А вот что делать дальше с этой побежденной страной, они не знали. И по инерции пошли примерно по тому же пути, по которому уже до них «сходил» Советский Союз. У СССР на вооружении была идеология насчет «строительства социализма» во всем мире (ну или что-то типа того), а у Америки, соответственно, «строительство демократии».

Потом, когда Буш уступил место в Белом доме Обаме, тот тоже зарекался «втягиваться в строительств нации». Потом этот лозунг (чуть ли не единственный) у него перенял Трамп. Обама, впрочем, поставил более масштабную цель: не допустить возрождения терроризма, после чего вернуть все американские войска домой к концу своего президентства. Правда, в самом его начале он решил направить в Афганистан дополнительно еще 30 тыс. войск (в результате при нем американское военное присутствие достигало 100 тыс.), хотя к тому времени от Аль-Каиды* (организация запрещена в РФ как террористическая) в стране почти не осталось и следов. Численность Талибана* сократилась до 25 тысяч. Зато сейчас она составляет минимум 60 тыс. человек.

И хотя изначально руководство США и зарекалось заниматься в Афганистане «строительством нации», именно этим они в результате и занялись. Сумма, вложенная в экономику и институты Афганистана (около 140 млрд долларов) — это больше, с поправкой на инфляцию, чем обошелся Америке послевоенный план восстановления Европы — «план Маршалла» (в тех долларах — 12 млрд). Однако Европа с помощью американского плана восстановилась. А Афганистан? А в Афганистане деньги в результате вбухивались в коррумпированное и неэффективное афганское государство, которому они не очень-то пошли впрок. И сегодня ни у кого, кажется, нет иллюзий по поводу того, что нынешний кабульский режим долго не продержится без масштабной американской помощи, если вообще продержится.

По некоторым показателям успехи вроде бы налицо: средняя продолжительность жизни увеличилась с 56 до 64 лет. Доля населения, имеющего доступ к чистой воде, — с 16% до 89%. Резко сократилась детская смертность (она сокращалась ежегодно в среднем на 2,7—3%, впрочем, как и во времена советского военного присутствия). Дети в массовом порядке пошли в школы, в том числе девочки и женщины, чего при талибах не было. Грамотность выросла с 8% до 43%.

Школ, кстати, построили даже больше, чем нужно — многие просто пустовали, потому что местные жители не понимали, зачем им туда посылать детей, ведь все равно потом они будут всего лишь пасти скот. И больше ничего.

Зато ВВП страны за 20 лет вырос в 5 раз — правда, дотации от США составляли до 40% ВВП ежегодно.

Впрочем, деньги, выделяемые американцами на школы, больницы и дороги, в значительной мере разворовывались. Многие проекты остались просто на бумаге — как, например, многомиллионный «индустриальный парк» около Кандагара. После многолетних усилий там удалось даже кое-что построить, но почти все сооружения остались пустыми. «Парк» так и не заработал. Там же пытались запустить масштабный проект электрификации. Сначала хотели возродить «умершую» ГЭС, построенную еще в 1950-х, тоже американцами (турбины в 1970-х поставил СССР). Не получилось. Поставили дизельные электрогенераторы. Подсчитали расходы на топливо и прослезились, поняв, что проект никогда не окупится без американской постоянной финансовой помощи. Да что там ГЭС! Афганцы не смогли, да и не захотели содержать даже теплицы, построенные американцами. Все пришло в негодность.

Хотя многое удалось построить. Например, несколько приличных шоссейных дорог, ведущих, правда, в никуда. И никто не задавался самыми простыми вопросами: а жители одной из самых малограмотных стран мира смогут потом содержать эти дамбы, мосты и дороги? Или, например, когда американские военные инженеры строили здания современных полицейских участков с атриумом и стеклянным («транспарентным») фронтоном, то задумывались ли они, что афганцы, которые будут там работать, просто не умеют обращаться с «начинкой» таких зданий. Они даже таких дверных ручек (американская круглая с вмонтированным блокиратором замка) никогда не видели в жизни. Как признался в ходе слушаний в конгрессе на тему расходов в Афганистане один из работников агентства международной помощи USAID, «мы имели дело с обществом, часть которого была уверена, что ими по-прежнему правит король, многие из этих людей никогда не знали ни про вторжение русских, ни про американцев. Мы привезли с собой вещи из ХХI века в совершенно другую эпоху».

Некоторых представителей местной, с позволения сказать, элиты приходилось при этом переучивать после советских «уроков». Все же страна с 1978 по 1991 год была под властью социалистически ориентированных политиков. И вот им пытались втолковать, что теперь тут будет «свободный рынок».

Не меньшей нелепостью стала попытка построить «демократическое государство» во главе с всенародно избираемым президентом. Афганским «бюрократам» пытались преподавать американские уроки управления — с презентациями PowerPoint на тему «Как достичь поставленных целей» и даже попытками научить составлять график деловых встреч. Но это, впрочем, частности. Нелепой была сама попытка создать сильную централизованную власть в многоплеменной стране, где ее отродясь не бывало (король в Афганистане не был главой централизованной системы управления). Советские политруки, кстати, в свое время тоже отказались от этой затеи, причем даже быстрее.

Какое-то время казалось, что при «демократически избранном» президенте Хамиде Карзае, говорившем на приличной английском, система таки заработает.

Но она не заработала. Архаика и идущее с ней рука об руку мракобесие сейчас на глазах у всего мира захлестнут Афганистан вновь. Эти «скрепы» сомкнут свои объятия над теми «артефактами» из ХХI века, которые принесла с собой американская оккупация. Так воды океана смыкаются над очередным тонущим «Титаником», бросившим вызов природе вещей: мол, мы крутые, нам любой океан по колено и айсбергов мы не боимся. В 1990-х средневековые «скрепы» так же сомкнулись над результатами советского правления. Разве что-то осталось работающим с тех пор?

А разве ранее «госстроительство» удалось хоть в какой-то мере американцам, скажем, в Сомали? В Йемене? А разве бесконечная, в десятки миллиардов долларов, вырванных из того же родного Нечерноземья, «безвозмездная» помощь со стороны СССР оказалась эффективной в плане создания процветающих наций из числа так называемых «стран социалистической ориентации»? Да что далеко ходить. Когда СССР ушел из Средней Азии (и это после 70 лет непрерывного «окультуривания» и еще более ранних попыток интеграции, предпринятых во времена Российской Империи) — разве не полезли их всех щелей все те же «басмаческие манеры», с подавления которых большевики начали свой «цивилизационный» поход?

Почему сразу же начался откат назад — в средневековое байство? Разве Киргизии и Таджикистану не грозит «эволюция деградации» до состояния failed state?

Особенно если хаос и религиозное мракобесие начнут теперь щедро поступать «на экспорт» из впадающего на глазах в хаос Афганистана?

Почему те или иные нации так быстро и легко уходят с дороги прогресса (или упорно не хотят на нее вставать, что с ними ни делай) сразу после либо смены режима, либо прекращения очередного проекта внешнего кураторства/управления? Конечно, легко и удобно все списать на «наследие колониального прошлого», а еще лучше — на внешние происки, провоцирующие социальную нестабильность. Но какие, скажите, внешние происки можно отыскать на Гаити или в ЮАР, уверенно движущихся к состоянию failed state? А в Зимбабве, которая уже там? Разве что на Гаити внешнее вмешательство можно отыскать в виде наемников с гражданством Колумбии и США, которые убили недавно местного президента Джовенела Моиса. После чего страна вмиг оказалась на грани полного паралича госуправления, и новые власти обратились к тем же США, чтобы они ввели войска и навели порядок. Сами не могут. Ничего не могут. Хотя после землетрясения 2010 года Америка направила стране с 11-миллионным населением помощь на более чем 5 млрд долларов (плюс еще миллиарды от других стран), а также обучила 15 тысяч местных представителей правопорядка как раз тому, как этот правопорядок поддерживать.

Все равно ничего не могут. Только воровать. Ничего не пошло впрок. В Вашингтоне сейчас опять заговорили о надобности «строить нацию» — теперь на Гаити. И сетуют, что из направленной Гаити помощи лишь 5% пошли на «создание демократических институтов». Надо, мол, было больше.

Но где уверенность, что «больше» — сработало бы? Может, пора уже честно и неполиткорректно признаться, что есть в ХХI веке те, кому ни деньги, ни уроки демократии, ни дары в виде объектов инфраструктуры, плюс больницы, школы и т.д. и т.п. впрок не пойдут? Просто время для их «взросления» еще не пришло. И, может быть, никогда не придет. Как для племен Амазонки. Им и так хорошо. Ну, то есть плохо, но они об этом не знают, пока кого-то не возьмут на стажировку в цивилизованную страну.

Или вот, возвращаясь к началу, представим, что талибам в 2001 году вместо вторжения и попыток «насильственно цивилизовать» просто дали бы 2 триллиона долларов. Ну, в порядке бреда, представим. Почему-то кажется, что на сегодня результат был бы примерно тот же. И ни вилл бы никому из простых афганцев не купили бы, ни машин, ни даже козы и тем более верблюда. Да и сами талибы учиться в Гарвард не поехали бы.

*Террористическая организация, запрещенная в РФ

США Афганистан уход

GeorgyBovt

15 июл 2021 в 14:47

Похожие материалы
Оставить комментарий
Комментарии (1)
bessonov_yan

15 июл 2021 в 16:30

У США, Британии главная задача была - производство героина. Всё остальное - втростепенное. Интегрировать цивилизацию в Афганистан скорее всего объективно невозможно. Есть примеры отдельных личностей интеграции в цивилизацию, но не более того.У Китая есть метод инвестирования за свои пределы: деньги, строительство, экплуатация силами Китая. Местные царьки получают только % от прибыли, а к процессу по факту отношения не имеют. Сложно утверждать, будет ли это работать в отношении Афганистана.