Что не так с риск-ориентированным подходом

Работая с экспертами Совета Европы в рамках проекта PRECOP (Проект «Защита прав предпринимателей в Российской Федерации от коррупционных практик»), я неоднократно обращала внимание на то, что когда речь заходит о риск-ориентированном подходе, эксперты пытаются сказать, что это на самом деле никакой не риск-ориентированный подход, и все победные реляции контрольно-надзорных органов ни о чем.

Когда я решила просто поинтересоваться этим вопросом, то с удивлением (впрочем, чему тут удивляться) обнаружила, что мы, как обычно, творчески переработали предлагаемые европейцами подходы и получили замечательный результат - сферического коня в вакууме, систему, замкнутую на себя, систему, порождающую симулякров.

Я не буду приводить долгих обоснований. Я просто приведу для сравнения принципы, которые легли в основу создания системы РОП у нас, и "у них".

Выводы вы сделаете сами.

Принципы РОП "по-нашему":

Распределение ресурсов

Ресурсы распределяются не равномерно, а с учетом размера риска (это касается как частоты, так и глубины проверки)

Соразмерность

Принимаемые контролером меры адекватны рассчитанному риску

Гибкость

Регулярная переоценка риска исходя из новых факторов и угроз

Законность

Действие (бездействие) контролера основано на документально зафиксированной системе оценки рисков

Открытость

Критерии оценки и классы риска открыты для подконтрольных лиц





Согласитесь, выглядит неплохо. Пресловутая "транспарентность" и соразмерность. Живи и радуйся.

Вот только это, что угодно, но только не принципы РОП.





Принципы РОП , в понимании современной регуляторной политики, другие:

  • если без риска тяжких последствий что-то можно делать без условий, ограничений, дополнительных действий, финансовых обременений и иных сложностей, такая возможность должна быть предоставлена;
  • исходить из презумпции недопустимости установления любого правового препятствия для достижения желаемого для субъекта предпринимательства результата, не противоречащего интересам других лиц и общества в целом;
  • конечная задача пользователя должна быть разрешена путем минимальных усилий для субъекта предпринимательства;
  • там, где можно одно действие субъекта предпринимательства использовать для разрешения нескольких элементов конечной задачи пользователя или нескольких конечных задач пользователей, такая возможность должна быть предоставлена;
  • если в отношениях субъекта предпринимательства с властью с учетом современного уровня технологий, без значимого повышения стоимости осуществления государственной функции и без возникновения рисков тяжких последствий можно уменьшить усилия субъекта предпринимательства, направленные на достижение желаемого им результата, это должно быть сделано;
  • обычный риск, присутствующий в повседневной жизни, не может служить основанием для условий, ограничений, дополнительных действий и иных сложностей для субъекта предпринимательства в общественных отношениях;
  • если где-то можно обойтись без участия государственных и муниципальных органов, иных выполняющих публичные функции организаций и лиц, нужно исключить их из общественных отношений;
  • если что-то можно сделать лучше для субъектов предпринимательства в пределах существующих или сопоставимых расходов, то соображения привычности, традиции, сложившейся системы регулирования (кроме Конституции РФ) не должны становиться препятствием;
  • не должно устанавливаться никаких новых условий, ограничений, дополнительных действий, финансовых обременений и иных сложностей для субъектов предпринимательства, за исключением регулирования тех общественных отношений, которых раньше не было фактически (например, использование роботов, новых биотехнологий может потребовать нового регулятивного воздействия; но те отношения, которые касаются уже имеющихся субъектов и объектов, регулироваться в направлении усложнения не должны).

Правда совсем другая история?

Здесь уже не контрольно-надзорный орган во главе угла, здесь все для проверяемого субъекта предпринимательства. Которого зарегулировали так, что даже все то, что мы спокойно делаем в повседневной жизни, в случае с предпринимателем становится не только объектом проверки, но и почвой для потребительского терроризма.





Так нужнен ли нам механизм организации проверок, который будет принят в интересах проверяемых?

Если нужен - ориентиры есть, давайте работать.

  • по материалам рабочих материалов стратегии 2018-2024 ЦСР, представленных на семинарах в ВШЭ.













риск-ориентированный подход базовые принципы PRECOP Совет Европы

MarinaKarpova

3 апр 2019 в 17:59

Комментарии (3)
Yuri

4 апр 2019 в 15:48

Расширил свои представления о риске. До этого считал, что РОП применяется в риск-менеджменте, здесь же он описан в совершенно иной сфере. Хотелось бы получить примеры по приведённым пунктам, а то не всё понятно. И от меня: "если без риска тяжких последствий ... такая возможность должна быть предоставлена". Что считать тяжкими последствиями? У нас бывают перегибы, но в целом возможность предоставляется (правда, условия корявые, не всё хорошо и удобно и т.д.). Не каждого же предпринимателя душат из-за риска недобора 10 рублей налогов, например. Тема актуальная, но разобраться в статье могут только глубоко посвященные.
MarinaKarpova

4 апр 2019 в 18:05

Думаю, что формат не предполагаетглубоких изысканий) Скорее цель - заинтересовать. Материалов очень много в сети. В основном это Вышка, есть тематическая группа в ФБ - https://www.facebook.com/groups/OPBRU/ По поводу "тяжких". Как любое оценочное понятие требует определения. По общему смыслу - не наносящий тяжелого вреда, не несущий угрозы жизни и здоровью. Но, согласитесь, это совсем другая работа, направленная на действительное дерегулирование, в отличие от всего того, что с 2012 года происходит
MarinaKarpova

4 апр 2019 в 18:05

Налоги вообще не относятся к тяжким последствиям, на мой взгляд.