Что такое план Дауэса

Разработка плана

План Дауэса был одобрен на Лондонской конференции в августе 1924 года. 30 октября 1923 года Репарационная Комиссия поручила комитету экспертов во главе с Чарлзом Дауэсом «исследовать вопрос об изыскании средств для восстановления бюджетного равновесия, а также о мероприятиях, необходимых для стабилизации немецкой валюты».

При разработке плана по финансовому восстановлению Германии члены комитета обращались к специалистам в области экономики, а также представителям правительства Германии и лидерам общественного мнения.

Комитету предстояло выяснить, возможно ли добиться равновесия государственного бюджета и стабилизации немецкой валюты в условиях ограниченности экономических прав Германии, её налогового суверенитета. Стабилизация валюты и бюджетное равновесие представляли особую значимость, поскольку именно эти средства могли позволить Германии, с одной стороны, удовлетворить собственные потребности, с другой – исполнить обязательства по Версальскому мирному договору 1919 года.

Очевидно, что в случае финансового восстановления Германии и другие страны должны были достигнуть привычного для них экономического состояния, получить возможность нормального товарообмена. В ходе исследований Комитет пришёл к выводу о том, что решить проблему, связанную с вопросом восстановления внутреннего и внешнего долга страны, при текущем положении Германии невозможно.

Таким образом, работа Комитета по разработке плана стала основываться на восстановлении хозяйственного и налогового единства Веймарской республики. Комитет отмечал, что вносимые им предложения не должны привести к ограничению хозяйственной деятельности Германии какой-либо сторонней организацией.

Мероприятия, стесняющие эту деятельность, подлежали отмене или значительному изменению после того, как Германия приступила бы к реализации плана. Кроме того, позиция Комитета предусматривала установление надзора за исполнением пунктов плана с тем, чтобы в случае серьёзных нарушений с её стороны державы-кредиторы могли применить к ней соответствующие санкции.

Положение Германии к 1924 г.

Комитет положительно оценивал хозяйственные возможности Германии, принимая во внимание «растущее трудолюбивое население, его техническую одарённость, значительные материальные ресурсы, прогрессирующее развитие сельского хозяйства, выдающееся развитие прикладных наук».

С 1919 года Германия действительно сделала большой шаг вперёд, усовершенствовав промышленное оборудование, железнодорожную сеть, телефоны и телеграфы; в стране появились новые каналы и Гавани; фабричные здания были расширены и оборудованы по последнему слову техники, что способствовало увеличению производительности труда.

По мнению Комитета, производство Германии должно было позволить ей накапливать средства для репарационных выплат и удовлетворения собственных потребностей.

Учреждение Банка и внешний займ

Чтобы решить валютную проблему, Комитет предлагал учредить в Германии новый эмиссионный банк или переустроить Рейхсбанк. Для оздоровления финансов стране была необходима устойчивая однородная валюта.

В случае учреждения Банка в Германии, он обладал бы исключительным правом выпускать банкноты в течение 40 лет. Различные виды бумажных денег, обращавшихся в стране, подлежали изъятию и замене бумажным обращением, основанным на новых банкнотах.

Новая валюта должна была стать устойчивой по отношению к золоту. Чтобы увеличить золотой запас Германии, Комиссия приняла решение о предоставлении Германии иностранного займа в размере 800 млн. золотых марок. Займ производился бы следующим образом: за границей открывалась подписка на заём для Германии; деньги, которые были внесены по подписке на заём, оставались в виде вкладов в заграничных банках, принимающих подписку.

Формально деньги принадлежали бы банку, фактически находились бы за границей. Под обеспечение этих денег новый банк должен был выпустить 2 млрд. банкнот и передать их германскому правительству, чтобы то оплачивало ими поставки натурой.

Учреждаемый банк должен был производить переучёт наиболее важных краткосрочных векселей и устанавливать учётный процент. В его компетенцию вошла бы расчётная система, выдача ссуд и краткосрочных торговых кредитов, осуществление переводов и принятие вкладов. Банку предоставлялось 400 млн. золотых марок. Он должен был управлять вкладами правительства Германии, обеспечивать обслуживание государственного казначейства, давать правительству краткосрочные займы, размер и род которых подлежал строгому ограничению.

Займы должны были зависеть от предоставляемых гарантий. Ещё одним важным пунктом плана являлось то, что новый банк не подлежал правительственному контролю и вмешательству с его стороны, несмотря на то, что германское правительство должно было участвовать в прибылях банка.

Банком должны были руководить председатель и правление, в чей состав вошли бы германские подданные. Так же как и в Рейхсбанке, правлению могла помогать совещательная комиссия. Наряду с первым германским правлением должно было быть образовано второе – Генеральный совет. Согласно плану, он должен был включать 14 представителей – 7 из Германии и по одному представителю из таких стран, как Великобритания, Франция, Италия, Бельгия, США, Голландия и Швейцария.

Генеральный совет должен был обладать исключительными полномочиями в вопросах организации и деятельности банка. Один из иностранных представителей занимал пост комиссара. Его задача состояла в контроле над соблюдением постановлений о выпуске новых денег, об изъятии из обращения старых и о неприкосновенности банковского резерва. Ни одна официальная банкнота не могла быть выпущена без контрольной печати комиссара. Постановление Генерального совета считалось принятым при одобрении 10 из 14 членов органа.

Примечательно, что Комитету поступало предложение о создании эмиссионного отдела под руководством комиссара за границей с тем, чтобы новый банк обрёл независимость от германского правительства, однако он посчитал, что такое нововведение выходило за рамки его компетенции, поскольку носило явно политический характер. В своём докладе Комитет отмечал, что вносимые им предложения выгодны не только немецкому хозяйству в целом, но и классу рабочих, чье благосостояние во многом зависит от устойчивости валюты.

Что касается восстановления бюджетного равновесия Германии, оно требовало не только устойчивой валюты и хозяйственного единства страны, но и временного облечения репарационных платежей, которое, впрочем, не предусматривало приостановку обязательных платежей в виде поставок натурой (поставки строительных материалов, угля, скота, химических продуктов, в том числе красок и др.).

Налогообложение

План Дауэса устанавливал принцип равномерного обложения и вводил так называемый индекс благосостояния. В вопросе выплаты долгов союзным государствам учитывались также различия между платёжеспособностью отдельного налогоплательщика и Германии в целом. Комитет указывал на то, что налогообложение граждан Германии должно быть соразмерно налогообложению граждан союзных государств.

Вклады в золотых марках, которые необходимо было вносить на счёт союзников, подлежали переводу в иностранную валюту согласно вексельным курсам. Решения по переводу – какую часть суммы можно было ежегодно обменивать на иностранную валюту и перевозить за границу – принимали агент по репарациям и состоящий при нём Комитет.

Кроме того, план Дауэса предусматривал увеличение нескольких видов налогообложения, среди которых: налог с табака, водки, пива, сахара. Все налоговые поступления, а также таможенные пошлины от упомянутых выше продуктов должны были поступать в распоряжение налогового комиссара Антанты.

Кроме того, союзники могли контролировать правильность платежей из поступающих налогов: «С этой целью мы предлагаем, чтобы налоги на водку, табак, пиво и сахар, а также доходы от пошлин попадали непосредственно в руки беспристрастного контроля». Союзники назначали комиссара по налогам, который должен был собирать налоги и передавать их агенту по репарациям. Совместно с ним или в одиночку комиссар мог потребовать увеличения налогообложения от германского правительства.

При всей привлекательности данных условий существовала так называемая обратная сторона медали: во-первых план не устанавливал конкретного срока, в который германские налогоплательщики должны были «платить дань Антанте»; во-вторых, был указан лишь минимум этих платежей; в третьих – увеличение индекса благосостояния привело бы к увеличению контрибуции, наложенной на германских налогоплательщиков.

Железные дороги

По мнению Комитета, Германия могла черпать средства для платежей не только из налоговых поступлений (в том числе процентов по транспортному налогу, не входящему в бюджет), но и с процентов по железнодорожным облигациям и процентов по промышленным облигациям. По оценкам Комитета, Германия могла достигнуть бюджетного равновесия в период 24/25 года. По плану, железнодорожные общества должны были реализовать привилегированные акции на сумму 2 млрд. золотых марок, четверть из которых пошла бы в государственный бюджет.

К концу 25/26 года немецкое правительство смогло бы сосредоточить в своих руках 500 млн. золотых марок, эта сумма могла бы пойти на дальнейшее укрепление бюджета. Далее Комитет потребовал бы от Германии в 25/26 году выделить до 250 млн. золотых марок из бюджета на погашение договорных платежей. Если бы увеличения бюджета за счёт продажи привилегированных акций не произошло, образовавшийся дефицит мог быть покрыт с помощью внутреннего займа.

Понимая, что расходы Германии в период 1926-1929 годов будут неизбежно расти, Комитет предоставил следующую оценку: в 1926/27 годах максимальные суммы репарационных платежей могли составить 110 млн. золотых марок, в 1927/28 – 500, в 1928/29 – 1250.

Из упомянутого выше следует, что план Дауэса предусматривал некоторые изменения в железнодорожной системе Германии, а именно: превращение железных дорог в акционерные общества; привлечение их к выплате репарационных платежей посредством ипотечных закладных листов.

Данная инициатива представляется разумной, поскольку, по оценкам экспертов Комитета, основной капитал немецких железных дорог составлял тогда значительную сумму – 26 млрд. золотых марок. Перед тем, как предложить реформы по железнодорожной сфере, Комиссия проанализировала состояние железных дорог, критику управления железными дорогами, а также предложения по обновлению железнодорожной политики.

По заключению Комиссии, основной ошибкой в прежней системе управления дорогами стало недостаточно активное проведение хозрасчёта. Д.М. Бухарцев оценил такую позицию следующим образом: «Главной задачей железной дороги должно стать выколачивание возможно большей чистой прибыли, а не забота об интересах населения и народного хозяйства».

Комиссия настаивала на сокращении штата служащих с 936 до 793 тыс. человек, на изъятии железных дорог из ведения германского правительства и передаче их в управление специальному обществу, которое должно было выпустить акции суммой на 15 млрд. золотых марок и облигации – на 11 млрд. золотых марок. Все облигации передавались уполномоченному Репарационной Комиссией, которая получала 6% на каждую облигацию.

Союзники приобретали право примерно на половину стоимости германской железнодорожной сети и более 500 тыс. золотых марок процентов ежегодно. Иными словами, Германия должна была закладывать свои железнодорожные дороги Репарационной Комиссии, а та, в свою очередь – перепродавать облигации на рынке.

Акции на 15 млрд. золотых марок делились на два вида:

  1. привилегированные – часть из которых находилась в распоряжении общества, другая же передавалась германскому правительству с тем, чтобы оно продавало часть из них на рынке и вносило вырученные средства агенту по репарациям;
  2. обыкновенные, передаваемые германскому правительству. Железнодорожное общество должен был возглавить Совет, состоящий из 18 человек. Германское правительство и Репарационная Комиссия назначали в него по 9 членов. Фактическим хозяином железных дорог в Германии становился комиссар, назначаемый Антантой.

Влияние плана Дауэса на международные отношения

В первую очередь стоит отметить, что главной особенностью данного плана являлась его тесная связь с понятием международного и внутригосударственного кредита: осуществление плана во многом зависело от степени доверия стран-кредиторов по отношению к Германии. С одной стороны, план был направлен на финансовое восстановление Веймарской республики, с другой – способствовал хозяйственному восстановлению всех стран Центральной и Восточной Европы. Кроме того, претворение плана в жизнь позволяло США, стране, которая к тому времени уже завоевала статус мирового банкира, перейти в «континентально-европейское наступление», с тем, чтобы поместить накопленные богатства в Германии и соседних ей странах.

Очевидно, что Америка стремилась сосредоточить в своих руках народное хозяйство Германии. Контроль над железными дорогами позволял Америке устанавливать тарифы на перевозимые товары так, чтобы предотвратить всякую возможность конкуренции с Германией в наиболее перспективных для той областях; или, наоборот, способствовать развитию тех отраслей германской промышленности, существование которых было выгодно для США.

В области промышленности также формировался механизм, с помощью которого Америка – по разработанному ей плану – могла направлять промышленное развитие Германии по задуманному ей пути: Америка контролирует банки – банки предоставляют кредиты и ссуды промышленности, тем самым регулируют её. Комиссары и их помощники в банке, промышленности, на железных дорогах служили глазами и ушами Америки. Финансовые пункты плана были составлены таким образом, что значительная часть репараций исходила за счёт увеличения налогов, что ложилось тяжким бременем на граждан Германии.

Поскольку к моменту составления плана Дауэса соперничество между Америкой и Англией достигло своего апогея – борьба американских и английских товаров велась почти на всех рынках мира и «являлось осью мировой политики и экономики», – многие увидели в нём возможность для разрешения капиталистических противоречий и мирного сотрудничества между двумя странами.

Однако вскоре стало ясно, что такая идея была не больше, чем утопией. Американская буржуазия хотела воспользоваться дешёвыми германскими товарами, чтобы сместить Англию с её традиционных позиций. С помощью плана Дауэса американский капитал устанавливал в Германии плановую систему экономики: германская промышленность должна была производить то, что Америка вывозила бы в азиатские и южно-американские страны. С помощью плана Дауэса американский империализм стремился захватить промышленные и сырьевые колонии.

Тем не менее, план Дауэса способствовал стабилизации экономики и политического строя Веймарской республики. На Лондонской конференции в 1924 году Франция и Бельгия пообещали приступить к военной эвакуации Рура в случае успешной реализации плана Дауэса, что, в целом, означало преодоление Рурского кризиса.

Франция одобрила план под давлением американцев. Как только план Дауэса вступил в силу, на Германию «пролился золотой дождь иностранных кредитов и инвестиций», 70% из них происходили из Америки. Репарации перестали сдерживать развитие германской экономики.

История интересное Германия

Abrakadabra

15 мар 2019 в 11:58

Похожие материалы
Комментарии (3)
lingvist

15 мар 2019 в 12:44

Кстати, сейчас не так много материалов на эту тему
Hedwig

16 мар 2019 в 11:14

Я так и вообще не знал об этом;)
anna_pavlenko

15 мар 2019 в 14:01

ого, на сайте все больше материалов про международные отношения и историю!) классно