Когда кончится нефть?

Начинаются времена, когда спрос на природные ресурсы, особенно на нефть, повышается быстро — из-за экономического развития и прироста населения, но ограниченные природные ресурсы при этом истощаются. По мнению Международного энергетического агентства, мы ежедневно используем 85 милли- онов баррелей нефти, а к 2030 году, по прогнозам, эта цифра воз- растет до 105 миллионов; при этом, по их же прогнозам, «добыча нефти достигнет пика к 2020 году — если спрос на нее продолжит расти своим чередом».

Так что же, нефтяники держат весь мир за горло? И да и нет. Нефть — вместе с прочими ключевыми ресурсами — заканчивается, но той, что осталась, скорее всего, много больше, чем мы думаем, и зависит ее запас от того, сколько денег люди готовы за нее выкладывать.

Мировая нефтедобыча

Параллельно росту спроса на нефть будет развиваться и технология добычи — как оно и было исторически. Это означает, что мы доберемся и до более глубоких залежей, попутно разведывая новые запасы. Более того, термином «пиковая нефть» обычно обозначают традиционную, а есть еще и громадные резервы нефти нетрадиционной — битумные песчаники, сверхтяжелые нефти, нефтяные и горючие сланцы. В ближайшие десятилетия нам будет непросто угнаться за растущим спросом, но главной проблемой все же будут подвижность цен, возможности транспортировки и очистки, а не сама нехватка нефти. Также не стоит забывать, что повышение цен — повод для людей внимательнее относиться
к расходованию ресурса и развивать высокоэффективные дешевые заменители. Тем не менее к 2030 году мы по-прежнему будем зависеть от нефти в удовлетворении 29% всех наших энергетических потребностей, а мир все еще будет извлекать по меньшей мере 75% энергии из нефти, угля и газа.

Выстоять кризис США и Канада располагают громадными запасами сланцевого газа и угля — понять бы только, как их очищать. Некоторые комментаторы- пессимисты (например, Ричард Хейнберг, что примечательно) утверждают, что истощение запасов нефти приведет к «внезапным и революционным» изменениям, включая, возможно, и депрессию в духе 1930-х. И это еще не считая климатических изменений. Очевидно, поэтому так велик интерес к альтернативным источникам энергии. Но и тут не без трудностей. Большинство технологий добычи альтернативной энергии — за вычетом, вероятно, солнечной — никак не тянут ни на что близкое по масштабам к тому, что нам необходимо, и многие экономически реализуемы только на государственные субсидии.

Тем не менее, по некоторым оценкам, Солнце к 2050 году будет удовлетворять 15% европейских потребностей в энергии, а также есть планы постройки громадных солнечных электростанций в Северной Африке. Ветровая, приливная и геотермальная энергии пока гораздо менее перспективны.

А как же расщепление атома? Традиционная ядерная энергия — неотъемлемая часть будущего, но для нее нам нужен уран, а он тоже исчерпаем. Но и в этом, возможно, мы чересчур пессимисты. Агентство по ядерной энергии утверждает, что урановые

ресурсы составляют примерно 5,5 миллиона метрическихтонн,аеще10,5миллионаметрических тонннеразведаны.Этихзапасовхватитлетна200, если потребление останется на сегодняшнем уровне. Дополнительные технологии разведки и добычи почти наверняка увеличат приведенные цифры.

Между тем потребность в уране для реакторов упадет􏰅􏰟􏰞􏰪 􏰙􏰽􏰧􏰪􏰠􏰟, процентов на тридцать, если не больше, тогда как извлечение плутония и урана из побочного продукта􏰵􏰨􏰤􏰷􏰠􏰩 􏰠􏰥􏰝􏰞􏰟􏰧􏰠􏰡􏰫􏰟􏰦􏰧􏰨􏰩 обогащения (обедненного урана) для производства 􏰙􏰫􏰻􏰪􏰮􏰧􏰣свежего ядерного топлива может уменьшить и эту􏰽􏰧􏰫􏰭􏰴􏰫􏰡􏰠􏰺􏰫􏰥􏰢􏰞􏰴􏰞 􏰣􏰴􏰫􏰧􏰡􏰥􏰡􏰤􏰣 цифру еще на 30%.

Энергия ядерного синтеза — серьезное подспорье, но нам оно не светит, по крайней мере, раньше 2050 года. Энергия синтеза, по сути, выделяется в искусственно проводимом на Земле процессе, который на Солнце происходит самопроизвольно. Если бы нам удалось этого добиться, в награду мы бы получили дешевую энергию, которая питала бы человеческую изобретательность не одно столетие. Не стоит забывать и о возможности искусственного фотосинтеза — производства энергии всего лишь из солнечного света, воды и углекислого газа.

Что же нам пока делать? Короткий ответ: включать панику, потому что в ближайшие десятилетия дорога нас ждет довольно ухабистая — не только из-за полезных ископаемых, важны и другие ресурсы вроде воды и продовольствия. Да и изменения климата, прямо скажем, не радуют, особенно в дальней перспективе.

Разумеется, весь этот разговор имеет в виду необходимость выработки высокотехнологичных решений. Однако даже простое выключение разных штук из сети и неиспользование всяких приборов и приспособлений в определенное время суток — уже большое дело. Американское Министерство энергетики сообщает, что мировая потребность в электричестве к 2030 году возрастет на 77%. Однако изобретение приборов, производств и машин, эффективно использующих топливо (относительно простая технология), могло бы уменьшить потребность в энергии на 20–33%. Но изменить привычные способы потребления энергии — задача нелинейная, поскольку все наши инфраструктуры плотно завязаны на нефть, а не на альтернативные источники энергии вроде сланцевого газа. Тем не менее утверждение, что для спасения планеты нам необходима технологическая революция, — не обязательно верно.

нефть экономика полезнознать

Mark678

12 апр 2019 в 21:41

Похожие материалы
Комментарии (3)
MaksimPogorelov

12 апр 2019 в 23:13

Вот не по себе просто от мысли, что у России она кончится, как жить тогда будем?
Ekaterinka23

14 апр 2019 в 14:11

согласна, жуть вообще тогда
lingvist

15 апр 2019 в 20:03

ну газ то останется :D