Леонид Парфенов: репортаж из квеври

Леонид Парфенов – суперзвезда телеэкрана и признанный кумир тележурналистики – согласился на интервью о своем отношении к вину. Однако он был категоричен и сразу предупредил: «Имейте в виду, я в российских винах своего пока не нашёл. Я вообще больше про пино-нуар европейский и про «оранж»* из Грузии и Италии... Вот такой я воинствующе-пристрастный дилетант».

«Тоже мне, напугал!» – подумал я и отправил Леониду свои вопросы.



*«Оранжевыми» в последнее время называют белые вина, настоянные на мезге – кожице, косточках и иногда на гребнях, – которые в процессе настаивания и выдержки приобретают янтарный оттенок цвета. В Грузии этот метод больше известен как кахетинский. (Примечание редактора)





Для начала позвольте задать Вам вопрос философский… Надеюсь, он не покажется Вам слишком патетическим… Что для Вас значит бутылка вина? Варианты ответа: успокоительное / тоник / эликсир вечной молодости / сценический реквизит / другое…
– Другое: основной напиток. То есть, в этом качестве вино для меня может быть и всем прочим изперечисленного, но главное – кроме завтрака, я с ним всегда ем. А если из-за съёмок обедаю без вина, то вынужден обманывать организм, заедая еду йогуртом. Без кислотности просто проглотить ничего не могу!



– То есть с точки зрения трезвенника, вы «не просыхаете». Тогда можно неприличный вопрос: Вы когда начали пить? При каких обстоятельствах произошла Ваша первая встреча с вином?
– В 17 лет. А с 18-ти это была уже стойкая привычка. До университета только пригубил какое-то «игристое донское» на школьном выпускном вечере в Череповце. А в Питере поселился в общежитии с болгарами, и они вечером за стол без вина не садились. Лишние 3 рубля на бутылку у нас водились всегда – я работал, а у них были большие стипендии, и ещё они привозили всякие кожаные куртки, сдавали их здесь в комиссионку... У нас была тарелка с отколотым краем, которая звалась «СЭВ», мы в неё клали взносы на совместное хозяйство. И, конечно, деньги от сдачи стеклотары – 17 копеек за бутылку, а сдавали штук по 50 – тратились только на вино. Обычай как закон!



Давайте пройдем еще немного по болгарскому следу. Чему могли научить болгарские товарищи в студенческом общежитии?

– Я понимаю, что, по нынешним временам, «болгарский след» в твоём винном вкусе – это звучит комично. Но по меркам конца 1970-х, это был, в общем, предел возможностей. Сухое вино продавалось грузинское, молдавское, болгарское и венгерское. Всё. Чтобы взять интервью, я тогда часто приезжал в дома «видных деятелей советской культуры», в том числе – признанных на Западе, «выездных», как тогда говорили. У этой суперэлиты обычно стояли виски, коньяк, вермут настоящие, «валютные», из «Берёзки». Но вино – грузинское или болгарское, а какое ещё? Потом ещё важнейший урок: благодаря болгарскому сухому я не стал пить ни водки, ни тем более «портвейнов» этих страшных советских: «777», «Кавказ», «Агдам» и прочих «плодово-ягодных», в просторечии – «бормотуху». А это было непросто и в студенческих компаниях, и в редакцииВологодского областного телевидения, и и в редакции газеты «Вологодский комсомолец», где я начинал работать. А потом, когда стал сотрудничать с московскими изданиями – боже, сколько там пили водки! Под вечер, прямо на рабочем месте! Так что это каберне «Механжийско» за 2.30 мне здоровье и рецепторы сохранило.

Ну а пришли другие возможности - пришли и другие вина.



– В Вашей жизни журналиста, писателя, телеведущего и продюсера были очень разные жанры: от КВН и программы про секс до серьезных исторических, политических и аналитических проектов. Кем Вы ощущаете себя в большей степени и какое Ваше любимое телевизионное амплуа?
– Я журналист и телеведущий, то есть делаю экранный нонфикшн и сам его презентую. Документальные фильмы и сериалы – вот мой авторский продукт. И ещё я придумал формат «книга-альбом» и выпустил уже 9 томов «Намедни», по 400-500 иллюстраций в каждом, с текстами про феномены итого 85-ти лет. Но и там видно, что это производное от экранного продукта. В нынешние времена YouTube стал позволять себе комментарии с бокалом вина в кадре –- поскольку для меня это естественный разговор. Прослыл из-за этого «винником», хотя я, конечно, не специалист, а пристрастный дилетант со стажем.



– В нашей короткой переписке, предварявшей интервью, Вы признались мне, что Вы «про пино и оранж». Казалось бы, очень разные стили виноделия. Как бы Вы могли рассказать о том, что находите в виной той и другой стилистики, того или иного происхождения?
– Ну, во-первых, вино ж – ситуативный продукт. На террасе у моря в полдень, в июле, под жареную рыбку мы пьём одно, а январским вечером под барашка – другое. Во-вторых, я ж дилетант. И даже воинствующий. Это вы, специалист, стремитесь охватить весь рынок, его знать, понимать и с ним работать. А я волен пить – не пить по принципу «нравится – не нравится». Но попробую свой выбор обьяснить логически. Задним числом обьяснить – прежде я об этом не думал, и никакого противоречия между пино-нуаром и оранжевыми сам я не усматриваю.

Тогда новый отсчёт!

Во-первых, они оба – «тру», как друзья-рэперы говорят. True – «настоящий», что выросло – то выросло. Один сорт, минимум ухищрений до розлива, максимальное доверие к продукту. Во-вторых, и пино-нуар, и оранжевые – огромные миры, где всякое можно выбрать. В-третьих, в последнее время я повторяю «лучше Бургундии может быть только натуральная Бургундия», а она уже и технологически родственна выдержке оранжевых. И пино-нуары же очень разные. Взять, к примеру, эльзасские: Frick, на мой вкус, творит просто чудо, это тоже «натуралка». Из оранжевых мне ценнее всего словенцы из Фриули: Гравнер, Водопивец, Зидарич и грузины, называющие себя «эмбер вайн».

Вы несколько раз говорили, что пока не нашли «своего» среди российских вин. Расскажите о том, чем вас так рассердило или разочаровало российское виноделие. Что Вы в нем искали и чего не нашли?

– Мне кажется, само российское вино пока не нашло себя, не сказало своего заветного слова… Зато я очень хорошо понимаю, что лично мне как потребителю, а также моей винной вселенной, прибавила «новая Грузия»:«оранжисты» Чотиашвили, Яго, «Лагвинари» Эрекле Глонти, «Папаривели» Нукри Курдадзе, и другие прекрасные хозяйства. Но когда меня адвокаты отечественных вин хотят переубедить: «Вот, попробуй эту Кубань, она не хуже Тосканы», – они сами не понимают, что это порочный аргумент. Зачем нужна Кубань как Тоскана? Я, правда, и существования «суперТосканы» не понимаю: зачем это кьянтийское Бордо? Ну, ок, крутой бизнес, но я и задёшево не купил бы. Говорю же: воинствующий любитель. А российский автохтонный красностоп, который столько раз пробовал в моносортовых, «не заходит» из-за моего общего пинонуарного вероисповедования. Слишком плотно, густо, я из-за этого красную Испанию тоже пить не могу. Просто не моё.

Вы признанный мастер исторического портрета (извините, если я неверно определил этот жанр). Есть ли среди исторических фигур, оставивших след в виноделии (не только российском), такие, которые могли бы заинтересовать Вас как автора?

– Как историческая фигура – конечно, Андрей Челищев, русский эмигрант, «отец калифорнийского виноделия». Но про него недавно снят хороший, полный фильм, к тому же его вино – опять-таки не мой вкус. А вот про «новую Грузию» я сейчас сам делаю документальное кино. Вместе с грузинской телекомпанией «Имеди» – у них вино в эфире можно. Это мой авторский фильм – именно как любитель, я осенью объезжал хозяйство за хозяйством. Называется IN QVEVRI VERITAS, будет готов к маю.


Вы даже вписались в винодельческий производственный цикл: осенью вместе с виноделами работали над урожаем, а весной одновременно с ними представите новый продукт... Позвольте напоследок задать Вам экзистенциальный вопрос: Вам случается пить одному?

– Конечно, временами пью один – особенно в командировках. Ланч между делами –и тогда бокал какого-то базового бургундского. Но если выбираешь бутылку, то ее хочется обсуждать. А если долгая трапеза, то важен выбор вина шаг за шагом. Это, конечно, уже вечером. Вот, кстати, тогда часто бывает, что первое – оранжевое, а потом, например, Этна Россо или ещё что-то в стиле Бургундии. Под, например, соответственно, сырого тунца и утиную грудку. И тут как без собеседника-сотрапезника-собутыльника? Последнего слова многие шугаются, а меня оно веселит :)

Парфенов Квеври Вино оранжевое вино Челищев пино нуар

iserdyuk

21 дек 2020 в 9:50

Комментарии (0)

Пока нет комментариев