Ложные надежды

В этом году весь мир отмечает 30-летие падения Берлинской стены. Стены, долгие годы служившей символом противоборства двух общественно-политических систем, символом разделения мира на два непримиримых лагеря. По сути дела, именно крушение Берлинской стены ознаменовало собой окончание холодной войны, конец эпохи вражды между США и СССР.

Окончание холодной войны давало надежду¸ что дальше мир будет жить на новых основаниях, в спокойствии и безопасности. Но реальность оказалась немного иной. Сегодня мы снова имеем дело с ситуацией, которая вынуждает нас искать ответы на глобальные вызовы для международной стабильности.

Агрессия России против Украины подвесила систему международной безопасности, нарушила равновесие сил, которое сохранялось на европейском континенте с конца Второй мировой войны. Объединённая Европа не была готова к таким вызовам, что особенно отчётливо видно на фоне проблем, связанных с экономическим кризисом, и рядом других факторов. Очевидно, что сегодняшняя Европа, в которой нарастают скептические настроения и вызванные ими центробежные тенденции, всё больше отдаляется от образца сильной и единой Европы, который существовал в начале 90-х гг.

Изначально, после распада коммунистической системы, казалось, что начинается эра полной доминации западных норм свободы, демократии и прав человека. Была иллюзия, что демократия начнёт триумфальное шествие по всему свету, в конце концов, оставшись единственным образцом государственного устройства. Однако всё вышло несколько не так.

Да, демократия победила в странах Восточной Европы, где для этого были исторические и общественно-политические предпосылки. Для этих государств на тот момент не было иной альтернативы, кроме Европейского Союза. Но в большинстве республик постсоветского пространства эти процессы пошли далеко не так гладко. В итоге, за исключением Прибалтики и частично Молдовы, нигде больше торжества демократии не получилось. Для большинства постсоветских народов свобода не была настолько привлекательной, чтобы для неё отказаться от привычного уклада жизни под началом авторитарных вождей.

Самое главное разочарование касается России. Тогда, четверть века назад, было ощущение, что она сможет отрешиться от своего имперского прошлого и войдёт в европейскую семью народов. Поначалу действительно было похоже на то, что Россия намеревается строить современное европейское правовое государство. Но быстро стало понятно, что верх берут совсем иные тенденции, связанные с возвратом к традиционной модели сильной власти и редукцией гражданских и политических прав населения.

В свою очередь, усиление режима внутри страны способствовало нарастанию агрессии во внешней политике, где главной целью России является сохранение контроля над традиционными зонами влияния. Для достижения этих целей российское руководство не брезгует любыми средствами, в том числе насильственным отчуждением территории соседнего государства.

Алексис де Токвиль писал, что свобода одного человека кончается там, где начинается свобода другого. Этот основополагающий принцип демократии одинаково действует как во внутренней, так и во внешней политике. Он имеет фундаментальное значение в европейской политической культуре, является её ценностной основой. Россия, напротив, демонстрирует абсолютно противоположный подход, основанный на узурпации права, пренебрежении нормами морали и справедливости. Ухудшение российско-европейских отношений, которое наблюдается в последние годы, вновь крайне остро поставило вопрос о возможности сосуществования между этими двумя центрами силы. Весьма вероятно, что нынешний кризис так или иначе разрешится, но фундаментальные противоречия между ними никуда не исчезнут. Это факт, с которым необходимо считаться.

Это особенно важно в свете того, что сегодня Европа сталкивается с целым рядом глобальных проблем – миграция, международный терроризм и т.д. Очевидно, что сама она эти проблемы разрешить не в состоянии. Очевидно также, что внутри Европы накопился целый ряд внутренних противоречий, угрожающих её дальнейшему существованию в нынешнем виде. С одной стороны, для России это вроде бы выгодно – в лице единой Европы она избавится от мощного геополитического противника. Но, с другой стороны, ослабление Европы, да и Запада в целом, вкупе с усилением позиций стран азиатского региона, прежде всего Китая и Индии, нарушит традиционный геополитический баланс, и в перспективе для нашей страны это может иметь крайне негативные последствия. Ибо у США и Европы, невзирая на все россказни и страшилки, не было и нет цели уничтожения России и захвата её территорий. А вот Китай, не отягощённый сантиментами и чрезмерным пиететом перед нормами международного права, может стать для нас в обозримом будущем весьма серьёзной угрозой. И не фантомную, а вполне реальную.

Факт в том, что оптимистические прогнозы Фрэнсиса Фукуямы и иже с ним о конце истории не сбылись. И с этим фактом нам предстоит жить дальше. И искать выход из многочисленных коллизий, балансируя на грани нового горячего противостояния между крупнейшими мировыми игроками. Хочется верить, что в итоге именно так и будет.


холоднаявойна ссср берлинскаястена

DmitryOvchinnikov

6 мая 2019 в 18:48

Похожие материалы
Комментарии (1)
MarinaKarpova

8 мая 2019 в 9:43

Китайская угроза такой же миф как и американская. Существует мнение, что китайцев совсем не так много, как они рассказывают. Завышает число жителей и Индия. И даже приводятся аргументы, связанные с потерями Китая в войнах 20 века и естественными темпами роста населения. Очень интересная тема. Может быть у Вас есть что-то по этому вопросу? Было бы интересно почитать