Переулками Новикова: прогулочный маршрут по Москве

«Апостол добра» величали его декабристы, а Виссарион Белинский писал: «Кому не известно хотя бы понаслышке, имя Новикова? Как жаль, что мы так мало имеем сведений об этом необыкновенном и, смею сказать, великом человеке?»

Выдающийся деятель русского Просвещения, книгоиздатель и бесстрашный журналист, патриот, заключенный на 4 года в Шлиссельбургскую крепость по указу Екатерины II – все это о Николае Ивановиче Новикове.

К сожалению, ни один московский дом Новикова не уцелел. Но ведь дом там, где сердце, а сердце Новикова было отдано делу всей его жизни –книгоиздательству. Поэтому настоящие дома Новикова – его типографии, из которых вышла примерно треть всей печатной продукции России конца XVIIIвека. Их-то мы и попытались отыскать.

Типография Московского университета

Ранним воскресным утром у станции метро «Охотный ряд» как всегда много людей. Почетный караул стоит на Посту у Вечного огня, неподалеку прогуливаются переодетые в Ленина и Сталина актеры, предлагающие нам сфотографироваться. Рядом, между старым зданием Московской городской Думы и Историческим музеем, возвышаются Воскресенские ворота.

Трудно представить, что здесь, в самом центре города, находилась типография Московского университета, которую по предложению директора Михаила Хераскова в 1779 году арендует Новиков. Вместе с ней Новикову перешла университетская книжная лавка и газета «Московские ведомости».

Второй этаж здания был наполнен шумом и специфическим запахом,станки в то время были громоздкие, а их использование требовало больших физических усилий. Осматривая здание снаружи, пытаемся представить, сколько же станков тут могло поместиться два века назад в самой передовой типографии страны.

Наверное, около четырех. И к началу книгоиздательской деятельности Новикова это была единственная типография в Москве.

Ее он принял в крайне запущенном состоянии: оборудование было изношено, шрифты однообразны и неполны, рабочие невежественны. Но выдающиеся предпринимательские и организаторские способности помогли ему в короткий срок преодолеть все затруднения. Вскоре типография, по мнению современников, стала лучшей в России и ни в чем не уступала хорошо поставленным типографским предприятиям Европы.

Дом Гендрикова

Следующий пункт назначения – Садовая-Спасская улица. Именно здесь в доме Гендрикова располагалась типография Николая Новикова. Сейчас у стен этого большого светло-желтого здания расположена военная фото-выставка. Подойдя ближе, мы заметили одну деталь– колючую проволоку на ограждении. Железные ворота украшает красная звезда, а слева внимание привлекает мемориальная табличка об истории здания. Внимательно изучив её,пытаемся сфотографировать сам дом. Но стоило нам только достать фотоаппарат,как ворота открылись.

«Девушки, здесь запрещено фотографировать, всё охраняется молодого человека в форме. - «Здесь государством» - услышали мы от находится управление культуры Министерства Обороны». С другой стороны мы ничего нового не увидели: желтые стены, глухой забор, колючая проволока.Что-то заставило нас вернуться к
главному входу. После минуты ожидания, к нам снова вышел тот же молодой человек. «Вы можете подойти поближе и сфотографировать, но только не под камерами». К сожалению, пройтись по внутреннему двору мы не смогли – перейти за КПП нам все-таки не разрешили. Позже, уже из дома, мы звонили в приемную Управления культуры Минобороны – пытались договориться о посещении дома Гендрикова. К сожалению, нам было отказано.

На обратном пути замечаем, что буквально в сотне метров от дома Гендрикова располагается Странноприимный дом графа Шереметьева с масонским знаком«всевидящее око» на нем. Является ли близкое расположение этого дома со зданием, где работал один из самых выдающихся представителей масонства, простым совпадением? Большая часть литературы (книги, учебники, атласы) издавалась вполне легально в Доме Генрикова, приобретенном масонским Дружеским обществом на Садово-Спасской улице. Запрещенные философские произведения печаталась небольшими тиражами в тайной типографии в Кривоколенном переулке. Ведь, как известно, к масонству относились с явным подозрением и светская власть, церковные. Мы попробовать отыскать тот самый подвал...

Подвал дома в Кривоколенном переулке

В 1782 году в дом в Кривоколенном переулке приезжает из Германии Иван Григорьевич Шварц. Прибыв в Россию, он становится профессором Московского университета и входит в окружение Новикова и его друзей. В доме Шварца стали жить как члены кружка Новикова, так и студенты

университета.

После шумных центральных улиц Москвы в Кривоколенном переулке на удивление очень тихо. Здесь у нас назначена встреча с Марией Антоненко –членом ассоциации Гидов-переводчиков и экскурсоводов. Пока мы ждем Марию,успеваем осмотреться. Перед собой видим небольшую детскую площадку и пятиэтажное здание – дом Шварца.

Подходим к крыльцу, перед нами железная дверь, на стенах – множество вывесок с названиями фирм, которые официальная и власти решили сегодня здесь располагаются. Марии все нет.Решаем зайти во двор. Нас встречают два охранника. «Девушки, мы после ночной смены, ну какие разговоры про журналистов» - говорит один из них. Но мы не сдаемся, объясняем всю ситуацию. «Про Новикова мы не слышали, но раньше здесь жил этот... ну как его... который букву «ё»придумал!». Тут мы понимаем, что пришли в правильное место.

Приехав в Москву молодой Николай Карамзин познакомился с Новиковым, стал членом «Дружеского общества» и поселился в доме, принадлежавшем Шварцу. В «благословенном жилище у Чистых прудов», как называл этот дом Карамзин,он провел четыре года.

Во дворе перед нами открывается неожиданный вид – граффити в стиле Ван Гога. Как оказалось, одно из помещений занимает художественная студия«Vincent». Пытаемся попасть в один из подъездов, но охранник ловко выставляет нас, аргументируя тем, что это территория частных фирм, и про«какого-то Новикова» нам никто ничего не скажет. Во дворе мы еще раз

оглядываемся и видим несколько лестниц, ведущих в какие-то подвалы, на дверях которых висят огромные замки. Быть может,именно в одном из этих подвалов и располагалась тайная масонская типография Новикова?

Наконец появляется Мария, она извиняется и говорит, что торопится – скоро начнется экскурсия. Чтобы ответить на наши вопросы у нее есть буквально 15 минут. "Дом Шварца" не сохранился, на его месте был построен доходный дом. Затем эта территория принадлежала фармацевтической фабрике. В 20-30-е годы XX века были надстроены верхние этажи, поэтому здание представляет собой пирамиду разных эпох», рассказывает нам Мария Антоненко. «А вот подвалы сохранились. Здесь когда-то располагалась тайная масонская типография,основанная Новиковым и Шварцем. Примерно здесь находились два станка, на которых работали немцы. Шварц выписал их из Германии, они приехали сюда,работали и жили в этом подвале», - говорит Мария.

Мы задаем вопрос, который волновал нас больше всего. Многие исследователи упоминают еще одну тайную типографию масонов. Она находилась под фирмой известного Ивана Лопухина. О ней писал князь

Трубецкой в письме к брату-масону,называя Лопухина «Спасителем» (так как именно он спонсировал масонские типографии). «Так где же располагалась эта типография?». Мария улыбается и отвечает: «Прямо здесь, в Кривоколенном переулке, типография в доме Шварца –это и есть типография Лопухина! Ведь территория дома была куплена на деньги Лопухина».

Мы спрашиваем ее про еще одну тайную типографию Новикова, которую упоминает в книге «Старая Москва»

Михаил Пыляев. Она находилась в минуте ходьбы от дома Шварца, в Армянском переулке, в здании, затем занимаемом Лазаревским
институтом. Сегодня здесь располагается посольство Армении.
Мария возражает: «Скорее всего, автор неправ – здание института
было построено в начале XIX века. В 1815 году братья Лазаревы открыли образовательное учреждение для детей из бедных армянских детей. Ими же здесь была открыта типография. К Новикову эта типография не имела никакого отношения, кроме того, что Лазаревы тоже были масонами. Кстати, на фасаде и сегодня можно увидеть масонские символы, главное суметь их найти».

Многие из напечатанных в этой типографии книг сейчас находятся в фондах библиотеки МГИМО, который является наследником Лазаревского института.

Мария смотрит на часы - ей пора бежать. Напоследок она упоминает о типографии Новикова, находившуюся в его доме на Лубянке. Именно это место и завершает наш маршрут.

Типография на Лубянке

Мы сидим на лавочке на Лубянской площади. Перед нами Политехнический университет. Именно тут, на том месте, где сейчас расположен сквер и Соловецкий камень, стоял дом Новикова, здесь же располагалась одна из его типографий. Затем он был разобран и частично встроен в Шиповской замок. К сожалению, сегодня от дома Новикова ничего не осталось.

И так, сидя на Лубянке вечером воскресенья, мы подводим итоги нашей прогулки. Из всех типографий Новикова в Москве ни одна не сохранилась. Некоторые исторические здания еще можно увидеть, но они находятся под охраной и не предназначены для посещения.

Однако жива память о просветительской и издательской деятельности Новикова. Как писал Василий Ключевский, у Новикова было два заветных предмета, на которых он сосредотачивал свои помыслы, в которых видел свой долг, свое призвание, это — служение отечеству и книга как средство служения отечеству.

Сколько книжных магазинов было в Москве, когда Н. Новиков начинал свою деятельность? Всего-то один, к концу его жизни – около двадцати.Сегодня их тысячи. Это значит, что труды Новикова не прошли даром. Люди стали читать книги и журналы. Сегодня мы имеем возможность купить любую книгу, единственная сложность – выбрать нужную из того огромного числа предлагаемых в книжных магазинах.

журналисты Москва История

Ekaterinka23

10 фев 2019 в 3:00

Похожие материалы
Комментарии (1)
Arhan1982

10 фев 2019 в 21:04

Картинки внутри поста почему-то не отображаются