Сначала погибнут пчелы

Пчеловодство после 90-х годов превратилось в сугубо индивидуальное хобби, приносящее деньги. Отраслью оно считается теперь условно. Слишком мелкие и неорганизованные эти пасечники. Они даже налоги не платят.

Плюс такого состояния - свобода образа жизни, заработок, на который никто не претендует, статус полезного соседа, поддержка местных властей, которым не надо трудоустраивать безработных. И в целом здоровые пчелы - небольшие пасеки проще обслуживать и лечить.

Если пчелы и покидали ульи, то, например, в районе Сочи, когда шла олимпийская стройка и цементная пыль оседала на цветках. Или вокруг вышек сотовой связи, которые сбивают пчел с маршрута. То есть по техногенным причинам, не имеющим характер бедствия, - к таким обстоятельствам можно приспособиться, переведя пасеки подальше.

В этом году сообщения о массовой гибели пчел начали приходить с пугающей частотой. Пчелы стали гибнуть, причем не отдельными семьями, а целыми пасеками. Более того - целыми районами. По всей стране. И очень быстро.

Пасечники терпят убытки, эксперты ждут повышения цен на мёд.

Первое, что сразу стало ясно: пчелы гибнут в регионах активной сельскохозяйственной деятельности. Не в лесах, не на болотах, не в горах. Только там, где пашут, сеют и - главное - опрыскивают посевы ядами от вредителей. Поля обрабатывали и раньше. Почему тогда массовый мор произошёл именно в этом году?

Известный пчеловод, исполнительный директор Союза производителей химических средств защиты растений Владимир Алгинин уверен, что массовая гибель пчел связана с неконтролируемыми посевами рапса в стране. За год они выросли почти вдвое, и есть тенденция к дальнейшему расширению площадей под этой культурой. Причина скачка - цена на семена рапса, которая вдвое и более превышает цену на пшеницу. Рапс всегда был культурой юга, но за последний год его начали активно сеять в черноземных и нечерноземных областях. Спрос бешеный и у производителей масла, и у заводов биотоплива. В том числе за рубежом.

Рапс обрабатывается за сезон от четырёх до шести раз.

А чем? Поскольку вредители с каждым разом становятся устойчивее, и надо каждый раз употреблять всё более агрессивные инсектициды.

Эти вещества производятся за рубежом (в основном, в Китае), а фасуют их у нас. Рынок этих препаратов дикий. Квалификация лиц, применяющих данные препараты, тоже в большинстве случаев вызывает сомнение. Плюс исчез научный подход в применении средств защиты растений, знания в сельскохозяйственной энтомологии тоже оставляют желать лучшего.

Все это приводит не только к гибели пчел. Если рядом появилось рапсовое поле, есть вариант перевезти пасеку дальше, но шмели, одиночные пчелы, бабочки и жуки, которые опыляют растения, остаются - и тут уже для них братская могила уготована.

Это не только российская проблема. В Германии за 20 лет почти на 75% сократилось количество насекомых, в том числе и медоносных пчел, в Англии, в Соединенных Штатах.

Что предпринимается?

Генеральная Ассамблея ООН постановила: 20 мая каждого года отмечать день защиты пчелы.

Думаю, что тут нужна государственная программа на уровне Минсельхоза. Чтобы было кого в этот день защищать.

Кто следующий?

Рекордные два миллиарда долларов придется заплатить скандально известной компании Monsanto за страшный диагноз — рак, который был спровоцирован гербицидом "глифосат", популярным во всем мире, в том числе и России. Столько отсудить удалось американским пенсионерам, которые и не подозревали, что вместе с сорняками они могут уничтожить свое же здоровье.

Пчелы гибель гербицид пестицид рапс

MarinaKarpova

18 июл 2019 в 14:57

Похожие материалы
Комментарии (2)
Mary_Ivanova

18 июл 2019 в 19:13

Ну что ж придется жить без меда.
MarinaKarpova

18 июл 2019 в 21:56

Если бы только мед(. без опыления невозможно производить огромное количество сельхозпродуктов.