Суд с человеческим лицом?

Московский городской суд вынес апелляционное определение, которым отменил обвинительный приговор Лефортовского районного суда г. Москвы в отношении сотрудников обанкротившейся строительной группы компаний, признанных виновными в мошенничестве.

Суть

В период с 2006-го по 2013 г. Олег Слобожанин зарегистрировал различные организации, которые входили в группу компаний под общим торговым знаком «Мономахъ». Через эти компании заключались договоры купли-продажи квартир и осуществлялось строительство домов. В частности, был зарегистрирован ЖСК «Жилино» для строительства таунхаусов в д. Жилино городского поселения Андреевка Солнечногорского района Московской области. Подрядчиком выступила другая компания Слобожанина – ООО «СтройПолимер», генеральным директором которой являлся Сергей Кислый.

Строительство ЖСК началось, однако в последующем ГК «Мономахъ» была признана банкротом, а в отношении ее сотрудников было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК.

По мнению следствия, Олег Слобожанин организовал преступную группу, в которую в разное время вошли Дмитрий Транквилицкий, Сергей Кислый, Елена Немова, Елена Шаманская и неустановленные лица. До рассмотрения дела в суде первой инстанции в отношении Слобожанина была избрана мера пресечения в виде содержания под домашним арестом. В отношении остальных обвиняемых – подписка о невыезде.

Елена Шаманская, как посчитало следствие, вводила граждан в заблуждение относительно намерений и реальных возможностей выполнить взятые на себя обязательства по строительству и сдаче в эксплуатацию жилых домов. Кроме того, она непосредственно составляла и организовывала подписание с физическими лицами предварительных договоров купли-продажи жилья. Немова являлась бухгалтером, по указанию Слобожанина контролировала внесение в кассу и перечисление на расчетные счета организаций денежных средств от клиентов, а также говорила сотрудникам бухгалтерии о том, куда их необходимо перечислить.

Сергей Кислый же, по версии следователей, под видом генерального подрядчика и технического заказчика строительства жилых домов организовывал выполнение первоначальных строительных работ, распоряжался денежными средствами, поступавшими на расчетный счет ООО «СтройПолимер», перечисляя их на счета других компаний Слобожанина, фактически не осуществлявших финансово-хозяйственную деятельность.

Обвиняемые, по мнению следствия, сообщали клиентам заведомо ложные сведения о благополучном финансовом положении юридических лиц и о якобы реальных возможностях обеспечить капитальное строительство и ввод в эксплуатацию жилых домов и таунхаусов, а также о том, что разрешительная документация, необходимая для строительства, находится на согласовании в муниципальных органах. Всего в период с 20 января 2006 г. по 29 июля 2013 г. потерпевшие передали денежные средства в размере более 206 млн 770 тыс. руб.

При этом с целью создания видимости правомерности деятельности обвиняемые и иные неустановленные соучастники в период до декабря 2010 г. создавали видимость осуществления строительства коттеджного поселка, для чего часть денежных средств, полученных от граждан, а именно более 93 млн руб., была направлена на проведение отдельных строительных работ.

Суд первой инстанции посчитал, что вина подсудимых доказана

В Лефортовском районном суде г. Москвы Олег Слобожанин вину в совершении вышеуказанных преступлений не признал и указал, что как руководитель компаний предпринимал все необходимые меры, направленные на окончание строительства и ввод объекта в эксплуатацию.

Он также пояснил, что объект в д. Жилино не был достроен, поскольку большинство членов кооператива вышли из него. Необходимо было вернуть им денежные средства, в то же время ударил кризис и стоимость строительства квадратного метра жилья увеличилась. При этом собственники земельного участка неоднократно обращались в администрацию г. п. Андреевка с просьбой перевода назначения земельного участка из ИЖС в малоэтажное строительство, что администрация обещала сделать при условии предоставления гарантий. В то же время инициативная группа в лице членов кооператива ЖСК «Жилино» была против перевода назначения земельного участка.

Обвиняемый был уверен, что разрешение на строительство домов будет получено, поскольку Сергей Кислый постоянно вел переговоры с администрацией городского поселения. Он же уверял Олега Слобожанина, что разрешение будет получено. Обвиняемый подчеркнул, что практически все деньги, полученные на расчетные счета организаций, были перечислены на счет ООО «СтройПолимер», которое в конечном итоге не исполнило свои обязательства по строительству и сдаче в эксплуатацию указанного объекта. Слобожанин отметил, что лично он не получил никакой материальной выгоды от проекта.

Дмитрий Транквилицкий также вину не признал и указал, что небольшая группа покупателей, испытывая недовольство сроками окончания строительства, «подняла волну» в Интернете и отпугнула всех потенциальных покупателей, отчего финансирование объекта прекратилось. После этого было инициировано банкротство всех организаций Слобожанина. Никаких договоров, связанных с покупкой строящегося жилья, в том числе на объекте в д. Жилино, Транквилицкий не подписывал и организацией их подготовки не занимался.

Сергей Кислый пояснил, что в марте 2010 г. он был назначен на должность директора «СтройПолимера», однако все его управленческие решения были только на стройке. Бухгалтерской отчетностью занималась Елена Немова, а он подписывал все документы, которые она приносила. Обвиняемый указал, что ему неизвестно, кто конкретно контролировал движение денежных средств ООО «СтройПолимер».

Елена Шаманская, работавшая менеджером, пояснила, что сотрудникам было известно о том, что разрешения на строительство нет, однако они думали, что оно обязательно будет. Обвиняемая, будучи уверена в этом, сама хотела приобрести квартиру в ЖСК «Жилино», в связи с чем взяла кредит. Жилье она так и не получила, а для погашения кредита ей пришлось продать единственную квартиру. Шаманская пояснила, что преднамеренно покупателей в заблуждение не вводила, а Слобожанин таких указаний ей не давал. В финансовой деятельности компании она участия не принимала.

Елена Немова указала, что работала бухгалтером двух компаний, принадлежащих Слобожанину. Только он мог дать сотрудникам бухгалтерии указания о перечислении денежных средств.

Суд посчитал, что вина подсудимых доказана.Первая инстанция посчитала, что незначительные противоречия в показаниях потерпевших и свидетелей на вывод суда о доказанности вины не влияют.

Таким образом, суд приговорил Олега Слобожанина к 7, Дмитрия Транквилицкого к 6, а Сергея Кислого, Елену Шаманскую и Елену Немову к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в ИК общего режима. До вступления приговора в силу им была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Не согласившись с решением суда, осужденные направили в Московский городской суд апелляционные жалобы. Государственный обвинитель подал апелляционное представление.

Апелляция выявила нарушения уголовно-процессуального закона

Государственный обвинитель попросил изменить приговор, уточнив, что выводы суда о виновности осужденных подтверждаются в том числе протоколом осмотра документов. В остальной части он попросил оставить его без изменения.

Апелляция согласилась, что приговор вынесен с нарушениями

Изучив материалы дела, Мосгорсуд указал, что в обоснование виновности осужденных суд в приговоре сослался в том числе на показания потерпевших, которые в ходе судебного разбирательства допрошены не были, а их показания в порядке ст. 281 УПК не оглашались и не исследовались, однако были полностью перенесены из обвинительного заключения.

Апелляция отметила, что в описательно-мотивировочной части приговора суд полностью скопировал все письменные доказательства и их содержание из обвинительного заключения. При этом из протокола судебного заседания следует, что исследование письменных доказательств в ходе судебного разбирательства свелось к их формальному перечислению.

«Приведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что приговор, вопреки требованиям ст. 303 УПК РФ, не составлялся судом, а скопирован с помощью технических средств с текста обвинительного заключения», – резюмировал Мосгорсуд.

Между тем, подчеркнул он, перечислив в приговоре доказательства, суд не дал им надлежащую оценку. При этом без должного внимания и надлежащей оценки остались выводы экспертов относительно стоимости незавершенных объектов, которые положены в основу обвинения и оспариваются стороной защиты.

Мосгорсуд сослался на п. 19 Постановления Пленума ВС от 29 ноября 2016 г. № 55 «О судебном приговоре», в соответствии с которым выводы относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, ее части либо пункту должны быть мотивированы судом. Однако, посчитал он, суд первой инстанции в должной мере не обосновал свои выводы по юридической оценке действий осужденных.

Таким образом, Мосгорсуд определил отменить приговор Лефортовского районного суда г. Москвы и направил уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции. При этом он отменил меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении Транквилицкого, Кислого, Немовой и Шаманской и освободил их из-под стражи в зале суда. Слобожанину мера пресечения была изменена на домашний арест.


суд застройщик отмена решение проблем

MarinaKarpova

30 сен 2019 в 15:26

Похожие материалы
Комментарии (2)
Abrakadabra

2 окт 2019 в 0:40

ой, суды уже давно в России являются больной темой
MarinaKarpova

2 окт 2019 в 14:54

и лучше, увы, не становится