Теория морской мощи

Когда мы задаём вопрос «Как США стали мировым гегемоном?», в ответ можно услышать перечисление многих факторов. И как только дело доходит до военной стороны вопроса, имя Альфреда Тайера Мэхэна, контр-адмирала, теоретика и одного из основателей геополитики, упоминают немногие. А ведь именно его концепция сыграла колоссальную роль в становлении сильнейшего государства на планете.

Первые 50 лет его жизни ничем не примечательны. Окончил военно-морскую академию, поучаствовал в Гражданской войне на стороне победителей, командовал крейсером «Чикаго», после — отставка. Всё. Казалось бы, на этом можно и закончить, но на деле всё только начинается. В 1890 году за авторством Мэхэна выходит книга «Влияние морской силы на историю. 1660-1783 гг.» Труд отставного адмирала быстро входит в топ всех военно-морских чартов того времени. Позже были и другие работы, однако именно эта книга выдержала 32 издания в одних только США.

В своей книге адмирал буквально на пальцах объясняет, почему превосходство на море — основа независимости и благополучия страны. Мэхэн писал, что ещё со времён Пунических войн тот, кто владел морем, мог не только решить исход войны в свою пользу, но и диктовать условия другим. В качестве примера он приводил истории Ганнибала, Александра Македонского и Наполеона. По его мнению, все они не понимали важности владения морем и даже при феноменальном полководческом таланте так и не смогли сохранить свои империи. Образцовым в этом плане государством он считал Англию XVII и XIX веков.

Если вкратце, то вся теория Мэхэна сводится к следующему: чтобы не только не допустить поражения в возможной войне, но и самому быть постоянным источником опасности для других стран, первостепенной задачей государства является наращивание морского могущества. Итак, знакомьтесь, теория морской силы.

При чем тут экономика?

Всё зависит от товарно-денежных отношений, ведь экономика рулит каждым. Мэхэн это понимал и считал, что именно торговля на море — основа экономического развития государства, ключевой фактор, определяющий его благосостояние. А раз уж морская торговля несёт особую ценность для любой страны, то она будет являться причиной войн: «Столкновение интересов и раздражение, порождавшееся попытками добиться большей доли в выгодах морской торговли, если не захватить ее полностью, приводили к войнам», — пишет в своей книге Мэхэн, а мировая история его слова подтверждает. Борьба за морские пути и их захват, колонизация и другие действия, направленные на монополизацию торговли, — всё это наблюдалось с начала времён.

Вот почему стратег был уверен в том, что одного только превосходства на воде может хватить для того, чтобы разрушить торговлю неприятеля и лишить его ресурсов, необходимость в которых в случае войны возрастает многократно. Теория морской силы подразумевала полную нейтрализацию флота противника, а также устранение опасности по отношению к собственному торговому и военному судоходству. Тут американцы могут говорить Мэхэну спасибо до сих пор. Даже сейчас при зарождающемся конфликте США первым делом отправляют в неспокойный район авианосец и корабли поддержки. Там понимают, что внушительная морская мощь — универсальный способ давления на кого угодно. А в дипломатию пусть страны послабее играются.

Основа

Мэхэн мыслил глобально, поэтому локальные успехи на море его никак не интересовали. Для него важно было построить систему, которая могла бы работать безотказно. Вот одна из его самых известных цитат: «Не захват отдельных кораблей и конвоев противника, а подавляющее превосходство на море, изгоняющее с его поверхности неприятельский флаг, — именно такое превосходство позволит установить контроль над всем океаном».

Такого, по его мнению, можно было достичь исключительно при наличии сильного и многочисленного флота, основу которого в то время составляли линейные корабли. Идеальным способом достижения господства на море в случае войны он считал выигрыш в генеральном сражении. Если же после этого у противника ещё вдруг оставались корабли, то их Мэхэн предлагал нейтрализовать путём блокады на базах.

В дальнейшем свою теорию Мэхэн оформил в виде формулы: SP = N + ММ + NB. Т.е. морская мощь (Sea power) = ВМС (Navy) + торговый флот (Merchant marine) + военно-морские базы (Naval bases). В случае если у страны не было хотя бы одного из вышеперечисленных пунктов, о господстве на море не было и речи. Можно было рассчитывать лишь на защиту собственной территории. Диктовать свои условия такие страны никому не могли.

Однако даже при наличии всех составляющих успех был гарантирован не всем. Существенную роль играл характер самого государства: где оно находится, с кем граничит и по какому пути развития идёт. Все эти условия Мэхэн объединил в шесть факторов, которые существенно оказывают влияние на морскую мощь:

— Географическое положение государства, а именно: его открытость морям, возможность морских коммуникаций с другими странами, протяженность сухопутных границ, способность контролировать стратегически важные районы и угрожать своим флотом территории противника.

— «Физическое строение» государства: конфигурация морского побережья, количество портов и гаваней, от наличия которых зависит процветание торговли и стратегическая защищённость.

— Размер территории государства.

— Количество населения.

— Национальный характер: способность к занятию торговлей, к основанию колоний, к мореплаванию.

— Политический характер правления. От него зависит возможность государства объединить лучшие природные и человеческие ресурсы на создание мощной морской силы.

На благо нации

Несмотря на то, что теория Мэхэна была и остаётся универсальной, в полной мере её удалось воплотить в жизнь лишь Соединённым Штатам. Правда, произошло это не сразу. Во время службы Мэхэна на крейсере «Чикаго» военно-морскому флоту государство уделяло далеко не самое пристальное внимание. Веря в успех своей концепции, Альфред Мэхэн начинал активно критиковать руководство страны за этот серьёзный, по его мнению, просчёт: «Сложность состоит в том, что Соединённые Штаты как государство не понимают или ещё не признают, что у них есть сильный интерес на морских просторах». Адмирал предсказывал США судьбу ведущей морской державы, которая «непосредственным образом будет влиять на судьбы всего мира».

Позже американцы всё же поверили в его слова. В 1897 году Мэхэн знакомится с будущим президентом Теодором Рузвельтом, а спустя всего 10 лет группировка боевых кораблей США уходит в кругосветку, демонстрируя всему миру свою морскую силу.

Заходы американской эскадры в порты по всему земному шару сопровождались словами «Привет, мы тут скоро мировым гегемоном станем, давайте знакомиться».

Как ни странно, на дальнейшее активное развитие ВМС США повлияло строительство Панамского канала. И здесь тоже не обошлось без пророчеств Мэхэна. По его мнению, для Соединённых Штатов он имел колоссальное значение. Адмирал считал, что после возведения канала Карибское море станет едва ли не одной из основных торговых артерий мира. США окажутся рядом с пересечением этих путей и, разумеется, будут просто обязаны активизировать свою внешнюю политику. В принципе, так оно и получилось. Американцы контролировали канал вплоть до 1999 года, когда он наконец был передан правительству Панамы.

Итак, флот появился, теперь осталось найти потенциальных противников. И тут Мэхэн тоже помог. Главными геополитическими врагами США как «морской цивилизации» Мэхэн считал континентальные государства Евразии — в первую очередь Россию и Китай, а уже потом — Германию. Свои рекомендации правительству он выразил в четырёх пунктах:

— Активно сотрудничать с Англией.

— Препятствовать немецким морским претензиям.

— Бдительно следить за экспансией Японии в Тихом океане и противодействовать ей.

— Координировать вместе с европейцами совместные действия против народов Азии.

В дальнейшем американская военная стратегия уже полностью опиралась на теорию Мэхэна. И если в Первой мировой войне такая тактика не принесла ощутимой пользы, то во Второй мировой ее значимость заметно возросла.

Ну а окончательный успех теория закрепила в войне Холодной, где ставка американцев на современный многочисленный флот и политику сдерживания сыграла на все сто процентов: США наполнили мировой океан огромным количеством своих наступательных кораблей, Советский Союз же строил в основном корабли оборонительного плана и мировой океан не контролировал.

Идеи Альфреда Мэхэна были положительно восприняты и в остальном мире. Даже сухопутная Германия близко к сердцу приняла воззрения американского стратега и стала активно наращивать свои военно-морские силы. Но, по замыслу самого Мэхэна, его теория прежде всего предназначалась для Соединённых Штатов. И США прекрасно воплотили посыл родного стратега, постепенно выведя свою морскую мощь на первое место в турнирной таблице среди государств планеты Земля, где они и остаются до сих пор.





Источник:http://feldgrau.info/

экономика морская мощь Альфред Тайер Мэхэн

seregenka79

1 авг 2019 в 4:46

Похожие материалы
Комментарии (0)

Пока нет комментариев