«Тут русский софт…»: Что ждёт рынок гаджетов в 2020 году?

НСН. Пресс-конференция, посвящённая запрету продажи в России гаджетов без предустановленного российского софта. Документ уже подписал президент России Владимир Путин.


- Как, по-вашему, эти нововведения воспримут российские потребители, и, в целом, как эта обязанность повлияет на качество и стоимость гаджетов?

-Я думаю, потребители вообще не заметят разницы, как было, так и останется. И хочу сказать, что закон, с точки зрения идейного смысла, в принципе, правильный. С точки зрения имплементации, то есть применимости и того, как это придумано, этого, конечно, не должно было быть, потому что это в корне неверно. Это только создаёт проблемы в первую очередь для бизнеса, для людей ничего не создастся, может быть локальное незначительное увеличение цены в моменте переходного периода, когда ещё производители не будут ставить эти версии, а нужно будет с помощью каких-то третьих рук устанавливать дополнительно требуемое программное обеспечение, поскольку речь идёт о законе, который корректирует закон о защите прав потребителей, и соответственно речь идёт только о розничных продажах. Следовательно, любые устройства, которые продаются в среде B2B, то есть в бизнес среде, они под эти ограничения попадать не будут никоим образом.

Можно было бы подумать, что всё вернётся на круги своя лет 25 назад, когда люди покупали для собственного пользования устройства и покупали их условно через оплату на расчётный счёт, обходя тем самым использование кассовых аппаратов, был такой период. А что касается сутевой части, вы прекрасно помните, когда во время перестройки каждый хотел купить себе видеомагнитофон, телевизор и всё такое. Покупали на рынке, как есть, на свой страх и риск, никакого русского программного обеспечения там и в помине не было, там даже инструкции на русском языке не было. Только спустя какое-то время, когда государство встало на ноги, оно стало заботиться о собственных гражданах, и появились законы, обязывающие производителей иметь инструкцию на русском языке. То же само касалось алкогольной продукции и так далее.

На мой взгляд, разумнее было бы сделать законодательную инициативу, которая принята уже именно в классе категорийности программного обеспечения, которое должно иметь альтернативу на устройствах, продающихся на территории Российской Федерации с возможностью кастомизированного изменения программного обеспечения пользователем. Тогда государство могло бы задавать категории программного обеспечения, которые должны быть с альтернативой с российским софтом, например поисковик, почта, социальная сеть, мессенджер, а уже производитель сам бы находил и договаривался с российской компанией, которая попадала бы в бандл. Здесь однозначно бы работала конкурентная среда, не было бы никакого участия государства, которое вмешивалось бы в изменения конъюнктуры внутри рынка, не существовало бы коррупционной составляющей.

А этот закон, он от лукавого, потому что он сейчас всё переложил на государство: государство должно сформировать некий бандл, который должен устанавливать непонятно кто и непонятно где; как в этот бандл будут попадать, и, опять же, какие российские производители? На самом деле это ухудшает состояние российских интернет-компаний с точки зрения привнесения своих услуг на территорию Российской Федерации.

В защиту закона, почему он идейно правильный. Поскольку основная дистрибуция программного обеспечения, с точки зрения потребления клиентом, идёт через носитель, то есть через устройство, доминирование поисковика Google, например, на территории России ровно как и во всём мире приходится операционной системой Android, то есть устройствами, которые производятся в большом количестве большим набором производителей и естественно, насколько я понимаю, закон вышел из недр конфликта Яндекса с Google, когда соответственно ФАС абсолютно разумно встал на защиту Яндекса. Но речь шла даже не о предустановке Яндекса на смартфоны, речь шла всего лишь на всего об обязательном выборе, а не установке по умолчанию поисковой машины. То есть пользователь должен был сделать выбор, и это тоже очень разумно, то есть это очень правильный подход.

Что касается граждан и ценообразования, я уже говорил, незначительное изменение ценообразования в сторону увеличения могут быть на этапе переходного периода. С чем это связано? Предположим, компания Apple откажется предустанавливать какой-либо софт в автоматическом режиме непосредственно на устройстве, соответственно эту функцию, прежде чем продать в розницу в салоне связи или в ритейл магазине, должен выполнить продавец, то есть партнёр компании, лицо на то аккредитованное или даже неаккредитованное, но то, которое продаёт этот товар в розницу потребителю. Соответственно, кто-то будет его устанавливать, это автоматически вызовет дополнительные издержки, которые будет компенсированы за счёт покупателя.


- А продавец имеет право это делать?

- В рамках закона это должен делать именно продавец, то есть речь не идёт о таможенном контроле софта в устройствах, пересекающих границу. Повторюсь, устройства пересекают границу в состоянии, как есть, если они продаются в B2B, то есть импортёр привёз и продал компании, даже государственной, для использования в бизнес-функциях, то есть в бизнес среде, ни о каком российском софте на устройстве и речи быть не может, потому что здесь нет никакой работы для защиты прав потребителя, здесь всё это не функционирует. А вот если придёт человек в салон связи и захочет там купить сотовый телефон, то прежде, чем передать ему в руки устройство, то есть прежде, чем перейдёт право собственности на устройство от продавца к покупателю, на нём должны стоять программы теперь уже из списка, который утвердит Правительство Российской Федерации. Примерно так это должно работать и контролироваться именно в этой точке продаж, никак иначе. Как с инструкциями на русском языке, то же самое.

Повторюсь, что какой бы реестр не ввели, насколько бы он качественным и хорошим не был, это всё несерьёзно, это всё мешает скорости изменений, скорости появления новых сервисов. Может быть, сегодня появится или уже появился новый мессенджер, который на голову выше даже запрещённого на территории России Телеграма, и он отечественного производства, а в списке его ещё не будет. В список будет попадать мессенджер, который качественно, может быть, вообще отстаёт. Не будем сейчас называть, чтобы никого не обижать и никого не хвалить. И почему какой-то клерк или какой-то госслужащий, который имеет абсолютно отдалённое понимание о структуре рынка, о качестве продукта, о готовности потребителя его покупать, должен принимать решения? Это для меня вообще непонятно. Это как в советское время выходили фильмы художественные, и их комиссия критиковала или клала на полку, не выпуская для зрителя, та же «Бриллиантовая рука» или «Джентльмены удачи», их не хотели выпускать, случайность позволила им появиться в прокате.

Здесь получается то же самое, мы фактически даже не знаем, что делаем, мы хорошую правильную затею превращаем в какую-то государственную монополию и фактически формируем трудности для бизнеса. Именно поэтому представители российских компаний просили не вводить этот закон. Это было бы правильным решением. Поэтому ещё раз повторюсь, я идею абсолютно поддерживаю и логически делать это правильно, государство должно защищать свои интересы, защищать свои компании, своих граждан, но то, как это сейчас реализовано, это ужасно. И в целом мы в следующие полгода получим головную боль, потому что все будут биться против всех.

Кто, с точки зрения, например, почты или мессенджера должен быть предустановлен? У нас мессенджеров в России больше десятка, это не два-три, больше десятка компаний, которые делают хорошие качественные мессенджеры. Потребитель что, получит все 10 в виде такой странички и будет в них разбираться? Это для меня, конечно, совсем неясно. А почтовые сервисы? Какие должны быть? Mail.ru, Яндекс, Rambler? Что из них должно стоять? Может, какой-то ещё или все три по умолчанию? Абсолютно неочевидно, и, на самом деле, это будет наносить урон, потому что это будет смещать акценты с точки зрения конкурентной политики, это будет создавать напряжённость это будет создавать местячковость с точки зрения продвижения того или иного продукта. Если речь идёт о программах типа «Госуслуги», то, собственно говоря, государство могло бы обязать поставить реестр из 10 аккредитованных приложений, которые в обязательном порядке должны быть, потому что здесь на конкуренцию ничто никак не влияет, и это было бы абсолютно нормально и естественно.


-А по качеству как соотносятся зарубежный и отечественный софт? Есть ли какая-то в среднем температура по больнице?

-У нас, на самом деле, прекрасный софт, и во многих областях он занимает лидирующие позиции, конкурирует вообще без каких либо действий со стороны какого либо государства. В том числе во многих смартфонах голосовые кодеки – это тоже отечественный софт. Софт это не только то, что вы видите как иконку на экране, софт – гораздо более обширное понятие, потому я всё таки остаюсь при своей позиции. Я считаю, что задача государства помогать отечественным компаниям и производителям проводить экспансию на мировые рынки, это крайне важная задача. Заниматься ограничением конкуренции и изменением структуры потребления собственного населения на собственной территории – это от лукавого, это ни к какому порядку и ни к какому развитию не приведёт. А по качеству программного обеспечения, с точки зрения конкуренции, российские производители, хочется сказать номер один, наверное, это не будет правдой, но точно занимают лидирующие позиции, можно сравнить их условно с лёгкой атлетикой или с фигурным катанием, с точки зрения того, что из себя представляют отечественные компании на мировом уровне.


-И ещё дополнительный вопрос о ценах, хотелось бы приблизительно хотя бы понять, хотя бы в процентном соотношении. Вот вы говорили, что на первом этапе они могут возрасти, потом они уравновесятся, но насколько они могут возрасти? То есть, о каких цифрах идёт речь? Несколько процентов или десятки?

-Это не так. Конечно, хочется написать, что сейчас всё возрастёт в разы и на десятки процентов, но этого не произойдёт. Мы сегодня уже почему-то в перестроечное время возвращаемся, когда, чтобы продавать телевизор, нужно было иметь русскую инструкцию. Вот сделать ксерокопии инструкций, которые подкладывали вместе с телевизором – это вообще даже не деньги, если так вдуматься. С точки зрения установки бандла русского софта, даже если этим будет заниматься сотрудник продавца, то есть сотрудник салона, реь идёт о 15 минутах рабочего времени, пока он распаковал телефон, включил, настроил и отдал. Сколько стоит в данном случае этот час рабочего времени человека? Вот вам и будет удорожание, а может быть и не будет этого удорожания, может быть оно будет в марже, связанной с отношениями дистрибутора и производителя.

Точно также, как и на бутылки сначала клеили русские этикетки, распечатанные на принтере, потом это делать стали сами производители той продукции, которая реально идёт на экспорт в Россию. Для производителя накатывать любой бандл программного обсечения затрат нет. Может быть, есть первичные затраты на его создание, тестирование, на проверку на работоспособность, но это обычная инженерная тема, и можно относиться к ней с пренебрежением, потому что это не влияет на стоимость аппаратов серии.

Поэтому на вопрос о том, насколько подорожает, наверное, правильный ответ будет не насколько не подорожает. Подорожает на какое-то время и будут неудобства, так же как вам неприятно, что у вас красивая бутылка шампанского стоит на праздничном столе, а на ней такая противненькая бумажная этикетка. Здесь тоже есть нюансы. Сейчас вы можете купить телефон от условной компании Аpple, подарить его на день рождения, на Новый год в том виде, какой он есть, упакованный. Но с каким-то набором аппаратов вы не сможете так сделать, потому что они в обязательном порядке должны быть вскрыты, должна быть произведена инсталляция программ отечественного производства, и потом они должны быть обратно запакованы.

Это просто некоторые неудобства, может быть некоторый дискомфорт, но, повторюсь, если речь идёт о том, что, допустим, китайские компании будет предустанавливать всё так, как требует закон, то вы не заметите, как потребитель, разницы.

И проблема закона не в потребителе, проблема закона в его применимости и как он будет функционировать. Пока всё, что я о нём слышал, даёт право полагать, что он скорее создаёт угрозу для бизнес и отечественных компаний, монополизацию рынка и коррупционную составляющую в принятии решения людьми, которые некомпетентны управлять и определять рынки. Мы себе стреляем в ногу.

Но если депутаты одумаются и поправят закон в agile режиме (у нас вообще законодательство в этой сфере последнее время в этом режиме – сначала принимаем, потом обсуждаем, потом корректируем, потом смотрим, что получается, потом снова короректипуем), если это будет приведено в какой-то осознанный вид, то вполне возможно, что задумка, с точки зрения её стратегической правильности, превратиться в практически значимое, удобоваримое и нужное для российского бизнеса действо.

Законы такого класса всегда должны быть направлены не на защиту прав потребителей, здесь она не нужна, а на защиту интересов отечественного бизнеса, отечественных компаний и государства как сущности, потому что набор предустановленных приложений – это примерно как мультиплекс первый и второй, он позволяет гражданам, позволяет людям находиться в общей информационной среде.



интернет технологии российские производители Гаджеты

DmitryMarinichev

16 дек 2019 в 13:23

Похожие материалы
Комментарии (6)
Abrakadabra

16 дек 2019 в 23:38

ох уж это государство
Arhan1982

18 дек 2019 в 11:09

протекционизм однако
San4ozzz

17 дек 2019 в 1:34

Яндекс в каждый дом, то есть смартфон! А дорожать то чему!? Наоборот дешевле будет скорее всего
San4ozzz

17 дек 2019 в 1:36

Свойо же российское! Бьом по санкциям амриканским.. Как когда флаг над Рейгстархом... то есть когда продуктами мы их.. А?
Iluschik

17 дек 2019 в 14:25

если на рынке будет монополист , то вряд ли
Chifffa

17 дек 2019 в 14:57

яндекс треш