Униженные против оскорбленных

Человека травили-травили, потом он взял автомат или карабин, пришел и застрелил своих обидчиков, а заодно еще несколько человек, которые оказались не в том месте не в то время. Казалось бы, есть причины, есть следствие, осталось только постараться разорвать эту смертельную увязку. Чтобы больше никто и никогда.

Принимают меры, ищут виновных, ужесточают одно, потом другое. Все понимают, что полных гарантий на будущее все равно никто не даст. Но продолжают свои ритуальные действия. Потому что не все так просто, а причинно-следственные связи сложнее, чем кажутся. А иногда и вовсе обходится без них. Когда правят Рок и Случай.

Но идет процесс, который никогда не даст идеальный результат, зато может многократно увеличить «сопутствующие издержки и потери» в попытках раз и навсегда преодолеть то, что непреодолимо.

Трагедия в Благовещенске вроде бы укладывается в «типичную картину». Студента сельхозтехникума Даниила Засорина унижали, как унижали студента техникума Рослякова в Керчи, где в прошлом году тоже был массовый расстрел. И там, и там после расстрела совершается примерно один и тот же ритуал. Следователи из Москвы. Дело взято под «особый контроль». Вопросы: а куда смотрели местный ЧОП, родители, руководство учебного заведения? Кого еще наказать, застрелившегося стрелка уже ведь не накажешь. А как без наказания? Так у нас не принято.

Вторым актом – серия предложений по запрещению и ужесточению. Того, что еще недоужесточили и недозапретили. А давайте школы и техникумы будут охранять не ЧОПы, а Росгвардия. Заодно еще и денег заработает, а то ей не хватает. А может, еще «рамки» во всех школах поставим? Личный досмотр при входе? Или по БТРу у каждого школьного двора? Ужесточить контроль за выдачей лицензий на оружие. Хотя куда уж жестче. Но и на этом не останавливаться. А топоры? А ножи? А спички, наконец, и горючие материалы? Яды, яды забыли. Ну и в интернете – там вся главная зараза и главная всех наших бед первопричина, привычно добавят некоторые. Надо, чтобы вход только по паспорту. Но и этого скоро станет мало.

В принципе, можно придумать общество тотальных запретов, где состоится полный и окончательный, без сдачи и остатка, размен свободы на безопасность. Где все страхи и фобии «хранителей безопасности» будут купированы на уровне законов и установлений.

Однако, поскольку сей эксперимент нигде еще не доведен до абсолютного выражения (даже в Северной Корее), то нет и ответа на вопрос, а станет ли такое общество абсолютно безопасным?

Или же тоталитарный контроль, подавляя самое человеческие инстинкты, сам станет порождать опасности, нам доселе неведомые? Во всяком случае, жить в таком обществе вряд ли захотят самые замшелые «охранители». Ведь почти все они так любят персональный комфорт и всякие-разные вольности.

Школьные издевательства (часто обозначаемые английским термином bulling), признанные давно уже опасной «эпидемией» в развитых странах, кажется, начинают замечать как явление и у нас. Примерно пятая часть мальчиков-подростков и 15% девочек становятся в России жертвами школьной травли. Однако все же подробной статистики на сей счет у нас нет. Да и само явление как системное вряд ли признается.

А еще порой сами учителя выделяют одного-двух учеников в качестве жертв своих постоянных нападок и той же, по сути, травли. А дальше — пошло-поехало. Так и собаки в стае непременно загрызут самого слабого.

По мере того, как пользование, порой маниакальное, соцсетями становится в подростковой среде всеобщим, распространяется так называемый кибербуллинг: детей и подростков травят в интернете. Соцсети в значительной степени анонимны, поэтому травля там распространена сильнее: по данным некоторых исследований, травле в Рунете подвергаются 65-70% юношей и девушек.

В каких-то странах Европы (в основном в восточноевропейских) цифры бывают даже выше наших, в странах более развитых – существенно ниже. Общество, не замечавшее раньше такую же травлю веками, вдруг осознало проблему. Оно само стало другим? Но почему тогда оно эту травлю продолжает порождать?

Относительно более благополучная картина наблюдается в Скандинавии и странах Северной Европы (там доля жертв травли среди школьников не превышает 10%). Но там и программы по борьбе с «буллингом» появились еще в 90-х. Важны работа психологов, «заточенность» на эту проблему учителей и родителей, признание обществом серьезности проблемы.

У нас пока всерьез этой проблемой вообще не занимаются, воспринимая ее как типичные «баловство и хулиганство», а также упущения учителей. В конце концов, издевательства и травля были в отечественной (советской дореволюционной) школе всегда. Как и дедовщина в армии.

А на работе разве не травят? А что, разве у нас повсеместно утвердились взаимное уважение и терпимость? А разве у нас, по сути, не травят инвалидов? Больных СПИДом. Разве терпимо относятся к тем, кто «не так себя ведет», но не в плане антиобщественного поведения, а просто они другие? С другим мнением, например.

В конце концов, мы все в чем-то получаемся униженными, а в чем-то – оскорбленными.

Да и что, в конце концов, такое эти сопли и переживания каких-то подростков, и вообще любого «маленького человека», когда, как говорится, «жила бы страна родная, и нету других забот». А нервы, стрессы, расстройства психики, иногда даже доведение до самоубийства – это все блажь и слабости растущего организма. Обидели — дай в морду, не можешь дать – учись. Все помнят, как наш президент пошел в дзюдо? И ведь еще как помогло.

В той же Америке «буллинг» признан серьезной проблемой давно. Однако благостные советы (обратитесь к психологам, информируйте руководство, сигнализируйте родителям и пр.) не предотвращают ни расползание явления, ни массовых расстрелов, совершаемых подчас именно «униженными и оскорбленными». По разным данным, в школьной и университетской травле в качестве либо жертв, либо обидчиков замешаны не менее трети американских подростков. Растет и «кибербуллинг» (ему подвергаются не менее 35% тинейджеров). Притом далеко не всегда учителя, даже если хотят этим заморачиваться, могут что-либо предпринять в силу специфики молодежной среды, довольно закрытой.

Связь между травлей и случающимися массовыми расстрелами имеется, однако, как выяснило ФБР в ходе одного исследования, не такая уж однозначная: лишь примерно треть таких «стрелков» можно считать типичными замкнутыми, отвергнутыми и подвергаемыми издевательствам подростками. У остальных все более-менее было нормально и с друзьями, и с поведением. До того самого момента.

И получается, что вовсе не травля и жажда мести обидчикам толкнула их взять в руки оружие. А что? А вот нет на все готовых ответов. И готовых решений на все случаи тоже нет.

Можно нанять психологов в каждую школу, — и такую работу надо вести, — психика современного человека, подростка в первую очередь, становится особенно хрупкой и уязвимой под ударами новейших технологий. Можно и нужно работать над тем, чтобы все общество делать терпимее, начиная с инклюзивного образования и кончая борьбой с культом насилия и милитаризма. Но эта работа – на десятилетия. И она не может вестись отдельно, сама по себе, вне контекста того, что происходит в политике и экономике, вне зависимости от попираемых социальной справедливости, правосудия, когда даже единичные могут перечеркнуть работу всех школьных психологов вместе взятых.

Но даже и без этих заморочек социальной инженерии для того, чтобы все люди, даже подростки, возлюбили друг друга, мало ведь создать в законах и правилах «идеальное общество». Надо изменить саму суть человека. Он ведь несовершенен, как известно, и склонен к порокам.

Коммунистический эксперимент по выращиванию новой породы людей провалился с таким треском, что мы до сих пор не можем разгрести разбросанные по всей стране его руины, преодолеть последствия бесконечного подавления государством личности и ее достоинства.

Последствия того, что точно выражено термином «нелюбовь», которая разлита по нашим просторам, словно покрывший прежнюю благодать (да и была ли она когда-либо?) бесчеловечный морок.

Можно, конечно, попытаться переделать человека, вживив в мозг некий волшебный чип, который, едва ты только подумал что-то неблаговидное, тут же парализует все члены электрическим «воспитательным» разрядом. Наверняка мысль социальных конструкторов уже бьется в этом направлении. Но не факт, что даже это изменит человеческую сущность, которая все равно найдет лазейку, чтобы утвердиться тем или иными способом за счет себе подобных. Их унижения или уничтожения.

В конце концов, за что или во имя чего было совершено первое убийство человека человеком? За что Каин убил Авеля? Совершенно не по «реабилитирующим обстоятельствам». А по современным меркам, так и вовсе за нечто виртуальное и неосязаемое.

По сути, Каин убил Авеля за не полученный свыше «лайк».

А куда, спрашивается, смотрел тогдашний ЧОП, да и вообще «всемирное руководство»?

общество Образование безразличие массовые расстрелы травля

GeorgyBovt

19 ноя 2019 в 12:27

Похожие материалы
Комментарии (5)
Hedwig

19 ноя 2019 в 13:03

интересные рассуждения
anna_pavlenko

19 ноя 2019 в 17:12

Подростковый буллинг, к сожалению, очень распространен
Chifffa

22 ноя 2019 в 17:27

Больше в Америке, чем у нас
Ekaterinka23

21 ноя 2019 в 12:56

ох уж эти школы
Chubaka

22 ноя 2019 в 17:38

Приятных воспоминаний немного конечно