Буксуем?

Спасибо санкциям, они вернули нас на реальную почву. Уже никто больше не скажет с гордостью, что место России в международном разделении труда - производить сырье. А остальное - мы купим. Этой глупостью и наивностью были пронизаны 2000-е годы.

Идет пятый год замещения импорта. Попытки вернуться к большой универсальной экономике. Но в ней по-прежнему делаются 10 троллейбусов в месяц и 23 тысячи зонтов в год. По одному зонту на шесть с лишним тысяч человек, живущих в России (Росстат, 2018 год). 500 штук детских колясок в год! После всех лет борьбы с импортом мы производим 100 токарных станков в месяц. Штук! Это несколько процентов от их выбытия.

Часто производство вроде бы свое, а делается на иностранном оборудовании, материалы чужие

Самые высокие риски санкций - технологические. О чем говорят большие цифры (Росстат, доклады минпромторга)? В нефтегазовом машиностроении примерно 50 процентов российского рынка занимает импорт. Машиностроение для пищевой и обрабатывающей промышленности: импорт - 80 процентов (2017 год). Строительно-дорожная и коммунальная техника? Импорт выше 75 процентов. Станкоинструментальная отрасль - около 70 процентов. Российский рынок гражданской радиоэлектроники преимущественно занят импортом (не менее 80 процентов). А в том, чтобы одевать, обувать, лечить? Доля импорта в легкой промышленности, по разным оценкам, 65-80 процентов. В обуви - 75-80. Товары для детей - больше 80. В мебели - примерно 50 процентов. Фармацевтика - больше 70 процентов рынка, медицинские изделия - около 80. И даже если вы решите поиграть на фортепьяно, то помните: музыкальные инструменты больше чем на 90 процентов импортируются. А заняться гимнастикой? Спортивное оборудование - 90 процентов.

По ряду отраслей - ближе к норме. Что-то делаем сами, а то, что сложнее, закупаем у других. В тяжелом машиностроении доля импорта примерно 30 процентов рынка, в сельскохозяйственном дошла до 40. Но все знают, как часто производство вроде бы свое, в России, а все делается преимущественно на иностранном оборудовании и доля импортных материалов и компонентов слишком высока. Так - повсеместно.

Опрашиваешь промышленников и слышишь одно и то же: делаем на заграничном. От домов моды до крупнейших предприятий. Даже статистика это отражает. В 2018 году в России изготовлено 1,8 миллиона автотранспортных средств (в том числе легковых автомобилей), а кузовов для них - 0,26 миллиона, двигателей внутреннего сгорания - 0,36 миллиона. Это тоже Росстат. Легко оценить примерную долю импорта.

Продовольствие? Импорт в мясе - 7 процентов (говядина - 40), в молоке - 14 (сухое молоко - примерно 50), сыры - 27, растительное масло - 15, мука - чуть больше одного процента, крупа - около нуля. Великая колбаса, мечта 1980-х годов, - закупаем за границей меньше 2 процентов, по данным 2017-2018 годов.
Жить можно, и в целом сыто, учитывая, что Россия сама стала крупнейшим экспортером зерна. Доля импортного продовольствия в товарных ресурсах розничной торговли в конце 2018 года - 25 процентов. Гораздо меньше, чем 36 процентов в 2013 году. Но когда дело доходит до вопроса, из чего все это сделано, реальность иная. Семенной материал, племенной скот, кормовые добавки, спецоборудование для обработки, средства ухода - во всем очень высока доля импорта. По отдельным позициям - до 90-100 процентов, как в электронике. В фармацевтике лекарства - наши, исходники - сплошь и рядом чужие.

Когда ключевая ставка ЦБ сползет к трем процентам, промышленность и аграрии вздохнут легче

Так что рано праздновать. В здании российской экономики - обширные пустоты, заполняемые импортом, особенно там, где нужны продукты дешевле, качественные, высоких переделов, замещающие технологический разрыв между Россией, Западом и азиатскими экономиками. Как сегодня делается импортозамещение? Вся нагрузка - на бюджет. Субсидии, десятки видов субсидий, по капле то здесь, то там. Процентные субсидии, возмещение затрат на НИОКР, на лизинг, на производство пилотной продукции, льготные кредиты из фондов развития, созданных за счет бюджета, налоговые льготы, прямые закупки за счет государства. Но бюджет не резиновый. Он не может выдержать и масло, и пушки, и инвестиции, и выкачивание средств в крупнейшие резервы "по бюджетному правилу".

Модель опережающего роста и модернизации России, импортозамещения, всецело полагающаяся на бюджет, заранее обречена. Такого роста просто не будет. Только бюджетных средств - не хватит! Экономика, возникающая вокруг бюджета - огосударствленная, с огромными рисками коррупции, стянутая в крупнейшие компании, как ни пытайся подкармливать средний и мелкий бизнес. И заранее известно: не инновационная - слишком много крупных монстров, бюджетных ртов и мало конкуренции.

А что нужно еще кроме бюджета? Доступный, быстро дешевеющий кредит. Когда ключевая ставка Банка России сползет к 3 процентам, промышленность и аграрии вздохнут легче. А еще? Аккуратный протекционизм, побуждающий локализовать производства в России (посмотрите, что делает Трамп). У нас огромные рынки, они по-прежнему, несмотря на санкции, лакомый кусок для нерезидентов. Максимум льгот для прямых иностранных инвестиций! Пусть с ума сходят, как пробиться на них, но не с товарами, а с заводами. Рубль чуть ниже 70 к доллару - и бизнесу станет легче воевать с китайским импортом.

Что еще? Самая жестокая расправа с регулятивными издержками. Предприниматели с ума сходят от всех этих бумаг, надзоров, вечных изменений в том, что можно и что нельзя. Пожалуйста, уполовиньте законодательство и санкции! Они стали репрессивными. И, наконец, кто-то должен, не путаясь в отчетах и комиссиях, каждый день спрашивать: достаточно ли того, что мы делаем, чтобы вновь стать универсальной экономикой с темпами роста - выше головы? Не по мелочи ли стараемся? Задайте этот вопрос! Пока кажется, что недостаточно. Буксуем.

Впервые текст был опубликован на RG.RU

Россия экономика

YakovMirkin

5 июн 2019 в 12:44

Похожие материалы
Комментарии (1)
Oleg_Makhortov-74

5 июн 2019 в 18:21

Интересная тема. У кого есть деньги, они не хотят вкладывать в производство. Проще построить торговый центр и сдавать его в аренду. Некоторые вкладывают, но их малая доля.