Крах проекта "Воссоздание СССР 2.0"

Сейчас стало очень популярным рассуждать на тему каким мир будет после эпидемии. Во всю рисуются фантастические картинки цифровых миров и пространств... Мир, не знаю, а наша страна точно станет другой, но цифровые технологии здесь абсолютно ни при чем. Почему? Это тема другой статьи, которая может быть выйдет чуть позже. А пока о том, что уже стало очевидным.

Как показывает мой опыт взаимодействия с бизнес-структурами, система управления, а точнее даже стиль управления, а может даже еще точнее: парадигма оценки ситуации и методов ее коррекции - это слепок с сознания первого лица. Как правило, собственника бизнеса, особенно, если он активно участвует в управлении предприятием. Или самого главного топ-менеджера, который имеет полномочия озвучивать окончательное решение. Поэтому в нашей стране так мало эффективного менеджмента, потому что все выстраиваемые модели - авторитарны, они заточены под индивидуальных тараканов, живущих в конкретном сознании. Система всегда будет эффективней, но именно потому что она не несет в себе личностного субъективизма, она будет принимать решения исходя из принципов оптимальности, с тем, чтобы получить наиболее эффективный результат. Нормально выстроенной системе будет пофиг, что шеф из династии Монтекки, терпеть не может выходцев из рода Капулетти, а потому мы лучше потеряем пару миллиардов денежных единиц, чтобы уничтожить бизнес последних, чем вложим несколько сотен миллионов в их стартап, чтобы в точном следовании стратегии вин - вин приумножить капиталы друг друга.

То что у нас называется системой гос управления или вертикалью власти, или еще как угодно не лишено тех особенностей, о которых сказано выше. Это, например, в полной мере проявляется в отношении нашей власти к публичности. Многие факты, попадая в публичное пространство, вдруг вызывают какую-то странно нестандартную реакцию со стороны органов власти, которые до этого всячески старались продавить именно свое решение, как единственное возможное. Это и борьба вокруг сквера в Екатеринбурге, и борьба вокруг полигона в Шиесе, и многие другие подобные факты. Мне, например, известен случай, когда в одном уездном городе удалось остановить абсолютно незаконное строительство многоэтажного дома, которое вели ну очень уважаемые по меркам городка люди. Когда общественникам, выступающим против, удалось организовать более 20 тысяч обращений в приемную Президента по данному факту, стройка развеялась чудесным образом за считанные секунды.

Вероятно, любая политика не может быть до конца публичной и прозрачной. И в принципе, когда вдруг, то есть совершенно внезапно меняется все правительство, хотя еще день назад этого ничего не предвещало, данный факт вызывает уважение к тщательно спланированной акции прикрытия и подбору кадров, которые не допустили утечки информации от слова совсем, что было видно по лицу премьер-министра, внезапно получившего вольную. Но вот в других вопросах хотелось бы все-таки понимать что происходит, а не догадываться о происходящем по каким-то вторичным признакам. В первую очередь я говорю о формировании стратегии государственного строительства, или по простому, куда мы все идем? Почему важна публичность в данном вопросе, думаю это очень просто и понятно: чем больше вовлечено субъектов в некое действие, тем выше уровень его объективности. Именно поэтому кулуарные "терки" всегда проигрывают публичным слушаниям с привлечением различных экспертных позиций.

С некоторых пор, мне, вероятно совершенно ошибочно, стал понятен общий вектор нашего стратегического дрейфа: социалистический капитализм китайского типа. Понятно, что восхищение Китаем во всех его проявлениях давно стало незыблемой частью нашей официальной пропаганды. Но одно дело говорить, а совсем другое - делать. Самое интересное, что это движение может происходить вполне себе неосознанно, как результирующий вектор общего броуновского движения различных частиц, наполняющих и формирующих собой наше государство. Какие признаки меня в этом убеждают:

  1. Огосударствление нашей экономики. Доля участия госсектора в экономике по разным расчетам и показателям составляет от 44 до 70%. С учетом крайне низкого уровня потребления и сокращения потребительского спроса практически во всех отраслях, кроме производящих товары и услуги первого и массового спроса, выживают только те бизнес-структуры, которые получают заказы за счет бюджетных средств.
  2. Центр принятия решений находится в так называемом "ближнем кругу". А те структуры, которые по идее в демократическом государстве должны вырабатывать основные направления социальной и экономической политики в большей степени носят декоративный характер и используются в целях легитимизации уже принятых решений. При этом без широких дискуссий в публичном пространстве.
  3. Отсутствие прямых всенародных выборов представителей исполнительной ветви власти. Выборы мэров городов заменили на процедуру назначения сити-менеджеров, на губернаторские выборы можно попасть только через муниципальный фильтр. Более менее доступны только выборы депутатов разных уровней, но мы-то понимаем, что полномочий и возможности влиять на ситуацию в муниципии у сити-менеджера, якобы подотчетному представительному органу, гораздо больше, чем у любого депутата!
  4. Попытка монополизировать формирование выборных органов в рамках одной политической партии, что просто лишает смысла любые процедуры волеизъявления избирателей. Даже введенные праймериз - это такая же декорация, как другие системные политические партии и их влияние на принимаемые решения. Ибо известны случаи, когда победители праймериз все равно никуда не избирались, или когда их результаты были известны за несколько дней до самих праймериз.
  5. Гипертрофированная роль силовых и правоохранительных структур в социально-экономической системе. Правосудие, которое иной раз столько вызывает вопросов, что кажется некоторые решения принимаются людьми, твердо стоящими на атеистических позициях, а потому, как говорится: "После нас, хоть потоп!" Все это надо для того, чтобы у соответствующих структур даже не возникало тени сомнений в необходимости выполнить приказ о примении силы, когда в этом возникнет необходимость по защите государственного строя от различного рода отщепенцев и наймитов иностранных спецслужб.

Но проблема в том, что все это вышеперечисленное не работает, если нет связующего цементирующего влияния идеологии, единственно верной, потому что она истинная. Без идеологии весь этот каркас работает, но как-то вяло, иногда в разнобой и не всегда охотно. Идеология - это смысл, которым должны наполняться любые действия государственных структур в системе отсутствия демократии. Ибо в демократическом обществе сам народ через институты выборов и систему представительных органов выражает свою волю. А дело государственных структур ее реализовать. И тогда понятно, что государство - это система выполнения воли народа, выраженной в ходе голосования. И служить такому государству - это служить народу, а это не стремно и не в западло. Чью волю выражает государственная машина при отсутствии реальной демократии? Кому служат все эти замечательные смелые и мужественные силовики? Коммунистическая идеология раннего Советского Союза говорила очень просто: трудовому народу! Потому что у нас государство рабочих и крестьян! Поэтому все кто служит этому государству в первую очередь служит рабочим и крестьянам!



Продолжение следует

#мысли #государство #размышления

Veazrum

25 мая 2020 в 23:27

Похожие материалы
Подробнее

Уроки Великой Смуты

В истории нашего Отчества Великая Смута 17 века занимает особое место. Это то время, когда российская государственность оказалась на грани...

Veazrum

6 мая 2020 в 1:56

1
Комментарии (0)

Пока нет комментариев