Сленг наркоманов

Следует принять во внимание, что исследование сленга, присущего различным группам людей, есть дело почти завершенное. Словари, где кодифицирован русский сленг и жаргон, дают исчерпывающее толкование специфической лексики и фразеологии, более того — их этимологию.

Представленный в словарях сленговый лексикон распределен авторами по тематическим группам разного происхождения — используя словарь, можно обратиться к выражениям любой существующей сферы, порождающей жаргон или сленг. Поэтому перед началом размышлений об отдельном специфическом вокабуляре, отличном от общеупотребительного, есть желание найти более или менее уникальную сленговую структуру. То есть необходимо отыскать такую интересную совокупность лексико-фразеологических единиц, чтобы, во-первых, нам было любопытно рассмотреть ее с социолингвистической точки зрения, во-вторых, прийти к выводу о ее самостоятельности, смысловой недоступности для людей, не вхожих в сферу-источник сленга.

Подобной совокупностью является сленг наркокультуры. Впрочем, по нескольким причинам я полагаю, что целесообразнее будет ввести вместо определения «сленг» — «микрословарь».

Во-первых, очевидная сложность толкования (почти дешифрования) выражений, составляющих сленг наркокультуры, превращает его в обособленную коммуникативную структуру, где понимание слов почти всегда означает некоторую причастность к области их применения. Например, алик употребляет амфетамин, анашист— марихуану, джанк— опиаты.

Замечу, что наиболее странно звучащие, эти решительно непостижимые для литературного языка сленговые выражения, значение которых едва ли можно установить даже ассоциативным методом, вероятно, были рождены с помощью нелинейных морфологических способов словообразования либо с использованием искаженной лексической формы англоязычных заимствований.

В отличие от подобного ряда слов, не проникающих в общеупотребительную лексику, существуют выражения, введенные в микрословарь наркокультуры посредством полисемии, то есть соединяющие прямое общеизвестное и сленговое значение.

Для иллюстрации: диск— капсульные наркотики; дорога— выкладка порошкообразного наркотика в линию; парашют— самодельное приспособление для курения наркотиков через пластиковую бутылку; лимон— шуточное название кислотного наркотика ЛСД; марка— пропитанный ЛСД клочок бумаги; подогрев— бесплатно полученная доза наркотика.

Во-вторых, в структуре сленга наркокультуры существует внутренняя лексическая классификация. Классификация выстраивается в соответствии с ролью, выполняемой человеком, то есть отраслью его деятельности, если угодно. Действуя поверхностно, можно выделить как минимум две роли и сопровождающие их тематические группы сленга наркокультуры. Роль потребителя наркотических веществ с такими сленговыми выражениями, как винтовой— человек, использующий внутривенные наркотики, или аппер— предпочитающий амфетамин. Роль поставщика наркотиков: аптекарь—профессионал по синтезированию психоактивных веществ; пушер— распространитель; яма— место продажи наркотиков.

Равным образом микрословарь наркокультуры можно разделить на группы понятий по источнику появления и сфере применения. Часть составляют термины, употребляемые относительно способов приобретения или производства наркотических веществ. В структуре сленга содержатся также бесчисленные именования наркотических средств, где едва ли не каждое психоактивное вещество или приспособление для его употребления обладает несколькими синонимами-дублетами (амфетамин — амфа, фен, белый, спиды, скорость; шприц — боинг, болт; марихуана — ганджа, план, шишка; экстази — пуговица, шайба, колесо). Они, в свой очередь, соседствуют с лексикой, заимствованной из английского языка (трип-ситтер— роль следящего за человеком, принявшим вещество-психоделик), а также неологизмами, созданными способом семантической деривации, то есть добавлением к существующему значению слова значения вторичного — сленгового.

Абсурдным было бы не подчеркнуть тот аспект, что в сленге наркокультуры существует прецизионная система именования фаз действия психоактивных веществ на организм человека: приход— начало наркотической эйфории; аут— появление тактильных и зрительных галлюцинаций; плато— состояние спокойствия при отсутствии усиления наркотического эффекта; гонки— параноидальный страх; измена— состояние паники, испуга; догоняться— принять дополнительную дозу наркотика; бэдтрип— негативное действие психоделиков; мазаться— состояние обморочной слабости.

Сленг наркокультуры выступает в роли барьера, отделяющего посторонних от приобщенных, в этом выражена конспиративная функция данной специфической лексики. Кроме того, для множества понятий наркокультуры не могут быть найдены эквиваленты в литературном языке — это доказывает наличие номинативной функции сленга.

Экспрессивная же функция применительно к «микрословарю» наркокультуры будет соединена с его прагматичностью: в каждой единице рассмотренной лексико-фразеологической совокупности отражено приземленное, оскверненное восприятие жизни, искаженное наркотиками, но это не отменяет удивительной лапидарности, ясности и выразительности сленговых слов.

язык сленг интересное наркотики

lingvist

25 мар 2019 в 21:47

Похожие материалы
Комментарии (5)
MarinaKarpova

26 мар 2019 в 12:24

А позвольте спросить, зачем это? В своё время я занималась профилактикой наркозависимости, разрабатывала программу, организовывала волонтерское движение. Много общалась со специалистами. То, что Вы написали, только для служебного пользования. В свободном доступе это популяризация.
Iluschik

26 мар 2019 в 14:49

Мне кажется, молодежи интереснее как раз читать про сленг хипстеров/Инстаграма/алкоголиков.Тема не самая интеллектуальная, но спрос рождает предложение)
Arhan1982

26 мар 2019 в 14:55

Я практически ничего не знал из вышенаписанного, было интересно прочитать. Но это не значит, что я пойду колоться и кичиться своим новым вокабуляром перед другими ;)
Anna_Kirillova

26 мар 2019 в 18:57

А почему бы и нет? может так можно будет узнать наркозависимых и помочь им?
Ksushe4ka

28 мар 2019 в 13:06

согласна, не вижу ничего плохого в таких знаниях