Тупой, еще тупее. Как Россию поразил «коронавирус непрофессионализма»

«Какие же бездари и идиоты, простую вещь сделать не могут, кого они тут набрали вообще, по объявлениям, что ли?!» — такая реакция проявляется все чаще, причем касается не только сферы услуг, где, если послушать возмущенных обывателей, «кругом одни дебилы», но и более технологически сложных сфер. Называется это одним словом — депрофессионализация. Ее эпидемия охватила Россию, точно страшный китайский коронавирус. Непрофессионалы и неучи, словно зараженные «зомби», бродят с одного места работы на другое, заражая других, ломая и портя все, за что ни берутся. И чем тут лечиться?

Матвей Кучеров из карельского села Деревянко в свои 29 лет успел послужить в морской пехоте, окончить профтехучилище, поработать камнетесом, на разборке морских кораблей (у нас теперь их больше разбирают на металлолом, нежели строят новых). Даже на авианосец «Адмирал Кузнецов» успел подрядиться на ремонтные работы, но тот сгорел. Вечное безденежье, случайные заработки. Для почти 30-летнего здорового, в том числе морально, мужика, тоска и безнадега, если задуматься. Но он — молодец. Не сдавался, не спился, все искал свой шанс, хватался за любой, карабкался по жизни. Когда в конце января «друзья позвали» на разборку «СКК- Арена» в Питере, обещая 8 тысяч за день работы, сорвался, не раздумывая.

30 января уже приступил к работе, а на следующий день погиб, когда срезал газорезкой 15-й вант из 112, державших уникальную крышу, за каковую конструкцию в свое время создателям дали Государственную премию СССР. Винить его в его же смерти язык не поворачивается: он подрядился на страшную для себя работу, по сути, от отчаяния. Но те, кто его нанимал, не должны были допускать его к таким работам, да и сами эти работы, с точки зрения «технологии», выглядят полной дикостью.

Как следует из разошедшегося по сети видео и публикациям в прессе, подгоняемый с земли начальством, Кучеров отстегнулся от люльки, подвешенной к телескопическому крану (оператору которого ее вдобавок было не видно, ему давали команды по рации), и стал обрезать под собой опору крыши. Когда крыша стала рушиться, он добежать до люльки не успел и погиб под завалами.

В этой трагедии сошлись все «уродства» нашей экономики. Те, кто ломал объект в интересах небезызвестного Геннадия Тимченко, планировавшего там соорудить спорткомплекс к чемпионату мира по хоккею, не имели первоначально даже разрешительной документации на демонтаж, но начали его при полном попустительстве городских властей. В процессе «обследования» обнаружили желанную для себя якобы аварийность, которую стали спешно ликвидировать (то есть сносить здание) к 31 января, когда истекал 40-летний срок, после которого стадион (созданный по уникальному проекту к Олимпиаде-1980) можно было объявить объектом культурного наследия. Надо было опередить протестующую общественность, будь она неладна. Все делалось в спешке, единого подрядчика не было. Стало быть, как это часто у нас бывает, выигравший «жирный тендер» подрядчик далее передавал его, скорее всего, по цепочке уже субподрядчикам, которые нещадно демпинговали. Тут уж не до безопасности работ. Очевидно, демонтаж проводили кое-как и без должной документации. Это даже не азиатчина, а уже полная африканщина.

В любой нормальной стране для демонтажа такого сложного объекта, скорее всего, применили бы технологию направленного взрыва. Но это же надо было заранее готовить документацию.

Погибший Матвей Кучеров ни разу в жизни не работал высотником. Ни монтажником, ни демонтажником. Никакого специального обучения не проходил. Приехал — и сразу в люльку. В принципе, и это обычная практика. «Любители» всегда дешевле профессионалов. Достаточно посмотреть вокруг — как проводят, к примеру, дорожные работы у нас и в какой-нибудь Америке. У нас — десяток, условно, среднеазиатских гастарбайтеров с лопатами и примитивными кувалдами для трамбовки плитки, автодороги строят немногим более технически оснащенными способами. У них — куча специализированной строительной техники и соблюдение неведомых нам в принципе технологий. В Японии или той же Америке сложнейшую дорожную развязку могут построить за пару-тройку месяцев или даже недель, а я лично наблюдаю, как в рамках строительства подмосковной ЦКАД уже чуть ли не пять лет расширяют с двух полос до четырех 15-километровый участок дороги. Пока не закончили: мост через овраг длиной метров 100 никак «не дается». Самая «продвинутая» техника на объекте — это экскаватор и асфальтоукладчик.

Кучерову без опыта специальных работ посулили аж 8 тысяч в день. Средняя «белая» зарплата монтажника-высотника в России колеблется, в зависимости от специализации, от 120 до более 200 тыс. в месяц. В Ленинградской и Московской областях — от 140 до 150 тысяч. Однако при этом, судя по открытым вакансиям на конец прошлого года, разброс предлагаемых зарплат фантастический, от 10 тыс. до 366 тыс. (это диапазон для 86% вакансий), но есть уникальные предложения до 1,4 млн руб. в месяц. Такой разброс говорит о том, что единого рынка труда по этой специальности в стране нет, он строго индивидуален и очень «тонок», а мобильность специализированной рабочей силы крайне низкая. Именно для «тонкого» рынка характерна столь высокая «волатильность» зарплат.

С инженерами та же картина. Средняя зарплата по стране колеблется от 129 тысяч (инженер-теплоэлектротехник) до более 150 тыс. (инженер-сантехник). Вроде тоже прилично. Самая высокая средняя зарплата у инженера в Новосибирской области (более 160 тыс.), самая низкая (до 84 тыс.) — в Иркутской и ряде других областей. Однако обзор вакансий опять дает нешуточный разброс от 4 тыс. в месяц до 570 тыс. (около 80% предложений), но опять-таки есть уникальные предложения по 1,13 млн и даже по 1,7 млн рублей. Снова очень «тонкий рынок».

Почему же он такой «тонкий»?

А потому, что в стране, с одной стороны, очень трудно найти прилично оплачиваемую работу с любой специальностью. С другой — работодатели стонут от тотального непрофессионализма соискателей должностей и уже нанятых работников.

Обеспокоенность работодателей по поводу дефицита квалифицированных кадров по важности опережает даже коррупцию. От 25 до 40% (по разным оценкам) руководителей предприятий считают, что выпускники профтехучилищ и технических вузов получают слишком низкую квалификацию. Удовлетворены в должной мере не более 35% работодателей.

В вузах и профтехучилищах учат непонятно кого (часто это неблагополучные дети из безнадежно депрессивных регионов, которым просто некуда больше идти) непонятно чему, это все оторвано от реальной экономики. Притом подчас даже выпускники вузов не владеют азами, скажем, физики, химии и математики в объеме нормальной средней школы, как доводилось лично автору слышать от самых разных работодателей. А потом мы имеем безграмотных врачей, которые «лечат» хуже шарлатанов и не знают даже, как приготовить физраствор. Учителей, которые по-русски писать грамотно не умеют. Инженеров, которые не способны нарисовать простейшую схему диодного моста. Или которые собирают ракету так, что спутники на орбиту не выходят, а падают обратно на землю. Мне знакомы даже «выпускники МГИМО», свято верящие, что Турция — это арабская страна.


Фото: Агентство «Москва»

Система профессионального и высшего образования, доставшаяся нам в наследство от СССР и в основном с тех пор деградировавшая в силу нищеты, давно неадекватна потребностям современной экономики. К тому же сама экономика и рынок труда в последние десятилетия деградировали под воздействием неограниченного потока дешевой неквалифицированной и бесправной (что понижает трудовые стандарты в целом) рабочей силы из постсоветского пространства, в основном из Средней Азии.

Техническое образование фактически разрушено. Во многом потому, что техникумы, как правило, висят на балансе региональных бюджетов, а денег у регионов хронически нет, такова «специфика» нашего федерализма. Вдобавок вся «ценностная культура» общества, ретранслируемая и культивируемая СМИ и соцсетями, ориентирует людей на быстрый и легкий успех, на получение больших денег, по сути, на то, чтобы зарабатывать на торговле удовольствиями или воздухом, на услугах сомнительной необходимости. Но никак не ориентирует на зарабатывание на жизнь упорным трудом после усердного обучения сложной специальности. Лучше быть «криэйтором» в «event-агентстве», чем жалким инженером с маленькой зарплатой. Инженер сродни лоху, это в глазах современной молодежи почти что лузер по жизни.

Многие идут в вузы, лишь бы получить диплом. Любой, все равно какой. Вуз — это продление детства и времени, когда можно не работать и даже не выбирать, кем ты хочешь стать. Без диплома ты вроде как не человек, «положено» получить. И вот у нас уже выпускников вузов на треть больше, чем может переварить российская экономика в своем нынешнем не блестящем виде. В результате почти половина россиян не работают по своей специальности. Либо нет возможности (ситуация в экономике далека от подъема), либо низки зарплаты. Почти треть (28%) вообще никогда не работали по полученной специальности. 48% работали по специальности более пяти лет, но вынуждены были сменить профессию

Есть очень ограниченное количество даже не профессий, а рабочих мест, где можно надеяться на приличную зарплату. Условно, в каком-нибудь банке, в нефтегазовой сфере, в «богатой конторе» клерком и т. д. Часто туда берут людей (вернее, туда устраиваются) не по принципам профпригодности, а по блату. Вот и Котлярова тоже «друзья позвали». Другая часть рабочих мест — условно коррупционно-емкие. Почему многие идут, скажем, в силовики (хотя далеко не все, конечно)? Вопрос риторический. Самыми привлекательными профессиями в России давно стали те, где не надо напрягаться, не надо применять углубленные знания по какому-либо предмету, не надо ничего производить или изобретать, а также использовать сложные знания и навыки. Вся эта система ежечасно работает на дальнейшую депрофессионализацию всея Руси.

Трагедия в Петербурге в принципе ничем не отличается от катастрофы, произошедшей более пяти лет назад в московском метро и ставшей пока крупнейшей в его истории. Тогда в результате схода с рельсов на полном ходу поезда 15 июля 2014 года погибли 24 человека и более 150 было ранено. А все потому, что стрелочный механизм был зафиксирован на пути ненадлежащим образом: стрелку попросту закрепили трехмиллиметровой проволокой. Типично «чеховский случай», перечитайте (ну, или прочтите впервые рассказ «Злоумышленник»).

Таких «стрелочников» в стране — миллионы. Как правило, за все катастрофы отвечают они, не тимченки же. И их с каждым годом становится на рынке труда все больше. Они подготовлены к работе с современными технологиями все хуже. Значит, аварии и техногенные катастрофы, в обход всяких «защит от дураков», будут множиться. Но не потому, что «дебилы кругом», а потому, что такую уродливую систему создали вполне смышленые люди. Просто им так выгодно. Это не лечится только экономическими, «технократическими» методами. Без политических тут никак.

СКА-Арена Санкт-Петербург катастрофа коронавирус Образование

GeorgyBovt

7 фев 2020 в 11:51

Комментарии (8)
ivanvassa

7 фев 2020 в 13:08

Трагедия! но что-то есть символичное в том, что поймали на видео момент крушения... внушает ужас и трепет
rabup

7 фев 2020 в 13:08

какая система образования - такие и выпускники!
Rubberrub

7 фев 2020 в 13:19

А какие политические меры вы подразумеваете?
Andrea

7 фев 2020 в 13:20

Вся страна в депрессии. Было бы неплохо это исправить
Lizzy_za

7 фев 2020 в 13:21

Этой стране не нужны профессионалы, специалисты, да и просто люди с развитым критическим мышлением. Страна рабов, страна господ!
MarinaKarpova

8 фев 2020 в 14:45

Эффект 90-х, когда изживали ПТУ, а получение высшего образования заключалось в уплате денег за него.
Veazrum

10 фев 2020 в 12:41

Когда общество пронизано духом быстрого, и при этом легкого обогащения, то чего еще ждать? Размер получаемого бабла давно стал единственным мерилом и критерием успешности и достигнутого в результате работы результата. Единственный вариант как это поправить реально бороться с коррупцией, чтобы перекрыть халявное обогащение, снизить объемы средств, которые государства прокачивает через себя, и т.д. Что очень вряд ли....
anna_pavlenko

13 фев 2020 в 0:28

хорошая метафора